Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Египетские и античные историки

Статья находится в рубриках
0
1. Древнеегипетские жрецы как историки Древнего Египта

Так называемая 'Стела сна', которую фараон Тутмос III приказал возвести между лап Великого Сфинкса в Гизе в честь проведения реставрационных работ

 Древнем Египте хорошо понимали, какую высокую ценность имеют исторические знания. Недаром Платон, сам посещавший в свое время Египет, при создании диалога "Тимей" именно в уста египетского жреца вложил мысль о том, что народ, не знающий своего прошлого, будет всегда оставаться в детском возрасте.

В 1937 году французский ученый Ж.П. Лаур, рассматривая пирамиду фараона Унаса, обнаружил ряд иероглифов, которыми сообщалось о том, что жрец Хаэмуас восстановил имя фараона Верхнего и Нижнего Египта Унаса на лицевой стороне пирамиды, так как он любит восстанавливать монументы фараонов Верхнего и Нижнего Египта. Указанный Хаэмуас являлся сыном фараона Рамсеса II и жил приблизительно в середине XIII века до н.э. Он занимал должность верховного жреца бога Птаха и был известным среди своих современников магом. Статуя Хаэмуаса из желтого песчанника, хранящаяся в настоящее время в Каирском музее, показывает его именно как жреца Птаха: он держит в руках "наос — ковчежец с изображением бога Птаха—Татенена, древнейшего божества Мемфиса". Другая статуя Хаэмуаса стоит в Британском музее. В Лувре хранится его золотая маска, извлеченная в середине XIX века из его усыпальницы в Серапеуме.

В Древнем Египте регулярно велись записи важнейших исторических событий, составлялись хроники правлений различных династий верховных властителей. Древнеегипетские храмы были не только центрами религиозного культа, но и хранителями исторического опыта египтян. В храмовых библиотеках сберегались в течение многих веков собрания документов, в которых фиксировались важнейшие события истории Древнего Египта, отражалась бытовая, религиозная и политическая жизнь древнеегипетского общества. Некоторые — наиболее важные с точки зрения древних египтян — исторические сведения фиксировались на каменных плитах и обелисках, стенах пирамид и храмов.

Европейские путешественники и археологи, посещавшие и изучавшие Египет на протяжении XIX—XX веков, обнаружили на его территории несколько вариантов хронологических списков с именами властителей, правивших в древние времена в Египетском государстве. Данный факт свидетельствует, что ведение летописей было для древних египтян священной традицией.

2. "Египтиака" Манефона Севеннитского

Рукопись, содержащая царский список Манефона, переписанный древнегреческими историками

В начале III века до н. э. появилось сочинение "Египтиака" египетского жреца Манефона Севеннитского, жившего во времена Александра Македонского и правителя Египта Птолемея I, то есть в начале IV — в конце III века до н. э. Названное произведение было написано на греческом языке на основе материалов из ряда египетских архивов (главным образом, из жреческих храмов Мемфиса и Гелиополя) и предназначалось, вероятно, для ознакомления правившего в Египте фараона Птолемея I (305—283 гг. до н. э.) или Птолемея II Филадельфа (283—246 гг. до н. э.) с историей подвластной ему страны. Впоследствии появился сокращенный вариант "Египтиаки" — так называемая "Эпитома", представлявшая собой простой перечень имен египетских верховных властителей.

Ни полный, ни сокращенный текст "Египтиаки" Манефона Севеннитского до нас не дошел — сохранились лишь отдельные фрагменты этого сочинения, приводимые в произведении Иосифа Флавия (Josephus Flavius, 38 — после 100 г.) "Против Апиона" (I. 14), в "Церковной хронике" Евсевия Памфила, именуемого также Евсевием Кесарийским (ок. 260—340 г.), в "Хронографической эклоге" Георгия Синцелла (Georgius Syncellus, вторая половина VIII в. — после 810 г.), в сочинении Абурейхана Бируни (973—1048) "Аль-Асар аль-Бакия" ("Памятники минувших поколений)". Однако и в дошедшем до нас фрагментарном виде "Египтиака" Манефона Севеннитского представляет собой весьма ценный источник знаний о ходе истории Древнего Египта.

Знаменитый английский египтолог Уильям Флиндерс Петри писал о "Египтиаке" Манефона:

"Это произведение являлось в его оригинальной форме в высшей степени авторитетным. Составленное при деятельном покровителе учености — Птолемее Филадельфосе — и вполне возможно для большой библиотеки, которую он создавал, и написанное египетским жрецом, который знал, как использовать все дошедшие до его дней документы, оно имеет сильнейшие внешние притязания на доверие. Мы знаем даже из фрагментов, доставшихся нашему времени, какими основательными и систематическими были египетские записи: хроника всех лет и правлений первых пяти династий не имеет себе равных ни в какой стране, и фрагмент ее в Палермо показывает, какая в такую раннюю эпоху существовала систематическая запись; в то время как позднейший Туринский папирус XVIII династии, или до нее, давая протяженность правления каждого короля с суммированиями в интервалах, показывает, что та же самая склонность к точному исчислению сохранялась и в позднейшие времена. Именно тогда были созданы копии тех работ, на которые мог ссылаться Манефон при составлении своей истории для греческого мира".

3. Утрата знаний о египетской древности

К сожалению, основная масса накопленных древними египтянами сведений по истории своей страны была утрачена. Это произошло в значительной мере еще в эпоху древности вследствие разрушения под действием времени, природных катаклизмов и войн многих памятников египетской старины, гибели в силу различных обстоятельств документальных материалов и т. п. Вместе с тем на судьбе хранившихся в Древнем Египте знаний о египетском прошлом крайне отрицательно сказалась окончательная потеря египтянами политической независимости в IV веке до н. э.

Утвердившаяся на египетском троне после смерти Александра Македонского греческая династия Птолемеев покровительствовала наукам и искусствам. В период ее правления в Александрии была создана огромная библиотека, в которой хранились около 700 000 папирусных свитков. Желая создать условия для расцвета научного и художественного творчества, Птолемеи учредили при своем дворе Мусейон ("Храм муз") — корпорацию, объединявшую ученых различных стран и самых разных специальностей.

Внутри Александрийской библиотеки. Рисунок XIX века

Как свидетельствуют сохранившиеся документы, особое покровительство представители династии Птолемеев оказывали египетским храмам, предоставляя им различные материальные субсидии и налоговые льготы. Будучи чужеземцами для египтян, Птолемеи стремились тем не менее управлять своими подданными в соответствии с привычными им порядками, заведенными в Египте еще в давние времена фараонами местного происхождения. В связи с этим они хотели знать египетское прошлое, историю правивших в Египте династий фараонов. По их заданию придворные историографы взялись за составление истории фараоновских династий. Для многих из этих историографов египетское прошлое было историей чужой, непонятной для них страны. Поэтому неизбежным результатом их историографических трудов было искажение реальной картины древнеегипетской истории. Известный французский египтолог второй половины XIX — начала XX веков Г.К.Ш. Масперо писал об этом следующее: "Иностранцы, греки, сирийцы, евреи, которых Птолемеи привлекали в Александрию и которые оттуда расселились по остальной части страны, начали по необходимости устанавливать синхронизм между своей историей и историей фараонов, и в связи с этим постепенно вводить новые элементы в традицию. Греки не делали ошибок, но их совершали в особенности евреи, обрабатывавшие египетский материал, и туземцы, в конце концов, приняли часть их махинаций". По словам Г. Масперо, "мы имеем этому доказательство, для первой половины третьего столетия, во фрагментах и списках Манефона, представляющих не действительные анналы Египта, но систему, построенную на этих анналах".

В III—IV веках н. э. в Египте, являвшемся в то время составной частью Римской империи, утвердилось в качестве господствующей религии христианство. В результате древняя религия египтян и связанная с нею духовная культура стала приходить в упадок. Особенно пагубными для древнеегипетской культуры оказались изменения в сфере письменности.

В течение почти четырех тысячелетий, прошедших до этих событий, знаковую основу духовной культуры Древнего Египта составляла иероглифическая письменность (от греческого слова "ίερογλνφικός"). Она выступала в трех формах: классической, иератической и демотической. Классическая иероглифическая письменность предполагала использование иероглифов, начертанных в полном своем виде. Она использовалась, как правило, в надписях на каменных плитах, стенах пирамид или храмов. Иератическая письменность состояла из иероглифов, приспособленных для скорописи. Она возникла одновременно с классической иероглифической письменностью и применялась древнеегипетскими жрецами преимущественно для записи различных текстов на папирусах, хотя в этом случае могло употребляться и классическое иероглифическое письмо. Определение иератическая означает в данном случае жреческая (от древнегреческого слова "ιερατικός" — "иератикос", жреческий). Демотическая форма иероглифической письменности получила широкое применение позднее первых двух форм — во времена правления фараонов 25 и 26-й династий (VIII— VI вв. до н. э.). Ее название происходит от древнегреческого термина "δημοτικός" — "демотический", народный. Данная форма представляла собой упрощенный вариант иератической формы иероглифической письменности. Она использовалась, как правило, при ведении административной документации и частной переписки.

Именно демотическая форма иероглифической письменности была наиболее распространенной в Древнем Египте в то время, когда здесь начало утверждаться христианство. При этом в ряде случаев египтянами продолжало применяться иероглифическое письмо.

Принятие значительной частью населения Древнего Египта христианской веры серьезно отразилось на развитии египетской письменности. Обращенные в христианство египтяне были вынуждены использовать для записи слов своего языка греческие буквы. Так возникла новая египетская письменность, получившая название коптской (а соответствующий этой письменности язык — наименование коптского языка). Коптская письменность довольно быстро вытеснила традиционное древнеегипетское письмо. Не только классическая с иератической, но даже демотическая форма иероглифической письменности вышла из употребления и оказалась забытой.

Пагубным оказалось для древнеегипетской историографии и навязывание общественному сознанию египтян в процессе распространения в их среде христианства мифологии Ветхого Завета. Налагаясь на традиционные египетские исторические воззрения, эта мифология искажала их. Она вытравляла из памяти египтян реальные исторические события, имена действительно правивших в Египте властителей, замещая все это событиями да именами или чужой истории, или всецело вымышленными. Имена первых властителей Древнего Египта оказались в результате данной хирургической операции над египетской историей полностью забытыми, а на их троны воцарились библейские персоны — Ной, Хам, Мицраим и др. Вместе с ними в историческое сознание египтян была внедрена чуждая египетской исторической традиции легенда о всемирном потопе и другие сказания Ветхого Завета.

Г. Масперо свидетельствует:

"Редкие фрагменты, оставшиеся нам от языческих авторов, рассказывающих о Египте в римскую эпоху, и учение первых христианских хронографов показывают, что история, расширенная таким образом, уже являлась ничем иным, как сообщениями, отдаленными от реальной истории: так, никто уже не имел в своем владении списков полуправдивого Манефона, они были почти забыты. Как установлено, в них были введены новые имена, привнесенные новыми историями, предназначенные, в особенности после прихода христианства, приспособить светскую хронологию к рамкам хронологии священной и заменить языческие интерпретации древних монументов интерпретациями христианскими: вот факт только для примера, великие пирамиды перестали быть могилами, чтобы стать зернохранилищами, и имена Хеопса, Хефрена и Мицеринуса стирались с них, становясь именем еврея Иосифа, министра фараона. Вскоре отождествление первых тинитских государей с Мицраимом "Бытия" и его детьми стало полным: имена библейского происхождения заменили имена египетского происхождения, и если несколько из этих последних продолжали существовать, то почти всегда в форме в такой степени измененной, что их было трудно обнаружить. С другой стороны, магия, астрология, алхимия, божественные науки так разлились по берегам Нила в последние фараоновские времена, что заняли в народном воображении всю территорию, с которой отступила память о действительной истории, и разграбление древних некрополей и храмов стало профессией...".

Утрата египтянами памяти о своей древней истории была закреплена арабским завоеванием VII в. Любопытно, что арабские историографы восприняли мифологизированную версию древнеегипетской истории, созданную христианскими хронографами на основе библейских легенд. Хронологическая таблица египетской истории, составленная иезуитским ученым XVII века Атанасиусом Кирхером на основе средневековых арабских манускриптов, открывается правлением библейского первочеловека — Адама, за которым следуют через три поколения властителей Енох, Мафусаил, Ламех, Ной, то есть также библейские люди.

В конечном итоге на территории, прилегающей к реке Нил, возникла новая цивилизация, не имевшая политической и культурной преемственности с древнеегипетской цивилизацией. Сохранившиеся на этой земле остатки величественных пирамид, развалины храмов, полуразрушенные статуи и другие многочисленные каменные сооружения не дали исчезнуть памяти о великой стране, существовавшей здесь в далекой древности. Но история Древнего Египта стала тайной, которую никто уже не знал и знать не мог — тайной, которую предстояло отныне разгадывать во все будущие века жизни человечества.

4. Сведения о Египте историков VI—III веков до н.э.

Геродот - первый, кто составил подробное описание Египта для европейцев

Истоки современной египтологии находятся в трудах древнегреческих историков: Гекатея Милетского (546—480 гг. до н. э.), Геродота Галикарнасского (484 г. — между 431—425 г. до н. э.), Гекатея Абдерского (начало IV — конец III в. до н. э). Именно они во время своих путешествий по Египту собрали самые первые из сохранившихся до наших дней сведения о древнеегипетской истории — о том, как жили древние египтяне, как было организовано древнеегипетское общество, кто и как управлял им и т. д. Историкам из греков были, естественно, недоступны архивы древнеегипетских храмов, в которых хранились записи исторических событий, списки верховных властителей Древнего Египта. Поэтому основную массу сведений о египетском прошлом Гекатей Милетский, Геродот и Гекатей Абдерский получали из рассказов тех египтян, которые знали историю своей страны (как правило, это были жрецы). Кроме того, греческие историки внимательно осматривали во время своих путешествий по Египту сохранившиеся памятники египетской старины — пирамиды, колонны и другие сооружения, наблюдали повседневную жизнь современных им египтян, стараясь увидеть в ней остатки прошлого их быта.

Вследствие этого первые описания истории Древнего Египта были похожи скорее на "записки путешественника", чем на настоящие исторические труды. К жанру таких "записок" относилось, в частности, сочинение Гекатея Милетского "Землеописание", в котором автор изложил сведения о Египте и других странах Европы, Африки и Азии, полученные им во время путешествия по их территории. Произведение Геродота под названием "История" и труд Гекатея Абдерского "История Египта" также можно отнести к жанру "записок путешественника".

5. Сведения о Египте историков I века до н. э. — IV века н. э.

Дальнейшее развитие египтологии в античную эпоху связано с именами Диодора Сицилийского (80—29 гг. до н. э.), Страбона (ок. 64/63 г. до н. э. — 23/24 г. н. э.), Плиния Старшего (23/24—79 г. н. э.), Аммиана Марцеллина (ок. 330 — после 390 г. н. э.). Так же, как Гекатей Милетский, Геродот и Гекатей Абдерский, они путешествовали в свое время по Египту, слушали рассказы жрецов об истории этой страны, осматривали памятники египетской старины.

Страбон описал в произведении "География" природные условия Египта, рассказал о египетских городах и поселениях, храмах и религиозных верованиях египтян. При этом он многократно ссылался на слова Геродота, сказанные им о том или ином египетском явлении.

Диодор Сицилийский также опирался в своем описании истории Египта и общественного быта египтян на труды предшествующих историков — главным образом на "Историю Египта" Гекатея Абдерского.

Плиний Старший дал в своем произведении "Естествознание" краткое описание наиболее значительных памятников египетской старины — пирамид, Сфинкса, Лабиринта, обелисков.

Римский историк Аммиан Марцеллин

О достопримечательностях Древнего Египта и в том числе о древнеегипетских обелисках писал ("большей частью на основании того, что сам видел") и римский историк (грек по происхождению) Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus). "В Фивах, наряду с огромными бассейнами и колоссальными изваяниями, изображающими египетских богов, я видел, — сообщал Аммиан Марцеллин, — много обелисков, из которых некоторые лежат в обломках на земле. Древние цари Египта по случаю покорения чужих народов или в гордой радости о цветущем состоянии государства, высекали обелиски, отыскивая подходящую породу камня иногда даже на краю земли, и, воздвигнув обелиск, посвящали его верховным богам" (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 6). "Обелиск, — продолжал свой рассказ историк, — это чрезвычайно твердый камень, поднимающийся наподобие пирамиды на большую высоту и постепенно утончающийся, так как он изображает луч Солнца; четырехугольный внизу, он постепенно суживается к острой верхушке; наружные его площади искусно отшлифованы. Множество фигур — их называют иероглифами, — высеченные на всех его площадях, — создание древней первобытной мудрости. Высекая многообразные изображения птиц и зверей даже других частей света, египтяне хотели сохранить и распространить память о событиях для грядущих веков и таким способом увековечивали обеты, данные или исполненные их царями" (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 7—9). Далее Аммиан Марцеллин рассказывал о том, что по распоряжению Октавиана Августа два обелиска из египетского города Гелиополя были перевезены в Рим. Один — был поставлен в Большом Цирке, другой — на Марсовом Поле. Третий из обелисков — самых больших размеров, посвященный Богу-Солнцу — стоял внутри святилища величественного храма. Октавиан не осмелился его тронуть. Но спустя три с лишним столетия император Константин решил установить его в Риме. Громадина-обелиск был сплавлен по Нилу в Александрию. Здесь построили для его перевозки по морю огромный корабль. И в то время, когда этот корабль готовился к отплытию с погруженным на него обелиском из Египта, Константин умер. Его воля была впоследствии выполнена — обелиск был доставлен в Рим и установлен там, где уже стоял другой ранее привезенный обелиск, а именно: в Большом Цирке.

Позднее в столицу тогдашнего мира привезли из Египта еще четыре обелиска. Но обелиск, привезенный в Рим по приказу императора Константина, остался непревзойденным по красоте и размерам.

Аммиан Марцеллин дал краткое описание внешнего облика и характера жителей Древнего Египта. "Жители Египта, — отмечал он, — в основном смуглы, имеют лицо скорее черноватое, чем мрачное, тонки и сухопары телосложением, легко приходят в возбуждение по любому поводу, спорщики и жестокие упрямцы. У них стыдится тот, кто не может показать множество шрамов на теле за отказ платить подати, и до сих пор не могли еще изобрести орудия пытки, которое могло бы у какого-нибудь закоренелого разбойника в этой стране вырвать против воли настоящее его имя" (Аммиан Марцеллин. XXII. 16, 23).

Помимо упомянутых историков и географов о Древнем Египте писали и многие другие античные авторы. Плиний Старший перечислил в своей книге имена целого ряда древнегреческих писателей, сообщавших в своих произведениях различные сведения о Древнем Египте Это Геродот, Эвгемер, Дурид, Аристагор, Артемидор, Александр, Полигистор, Антисфен, Деметрий, Апион. Из названных историков и географов только Геродот оказался счастливым — его произведение пережило века. Сочинения остальных не сохранились. А между тем среди них были книги, специально посвященные истории Египта. Вполне вероятно, что от многих древних историков, писавших о Египте, не осталось не только сочинений, но даже просто имен.

6. Попытки античных ученых разгадать иероглифы

Клемент Александрийский - один из первых христианских ученых, который предпринял попытку расшифровать египетские иероглифы

В античную эпоху были предприняты первые попытки раскрыть значение древнеегипетских иероглифов. И в ряде случаев тем, кто отваживался на это дело, сопутствовал успех. Так, древнегреческий философ Пифагор (VI в. до н. э.), проходивший обучение у жрецов в Египте, сумел овладеть тремя видами египетской письменности — демотической, иератической и классической иероглифической. Об этом сообщается в жизнеописании Пифагора, составленном философом Порфирием (ок. 232 — ок. 301 г. н. э.).

Древнегреческий писатель Гелланик Митиленский (478—393 гг. до н. э.) показал в своем сочинении "Египтиака" правильное значение нескольких древнеегипетских иероглифов. Херемон из Навкратнса, живший в первой половине I века н. э., по-видимому, был в состоянии читать и понимать наиболее часто употреблявшиеся древнеегипетские иероглифы. Христианский философ и историк Евсевий Памфил назвал его в своем произведении "Praeparatio evangelica" (V, 10) "писцом священных текстов". Упомянутый Херемон написал даже книгу, специально посвященную древнеегипетским иероглифам. К сожалению, полный текст этой книги не сохранился. Византийский писатель XII века Иоанн Цецесс (Joannis Tzetzae) воспроизвел в своем произведении "Толкование Илиады Гомера" небольшой фрагмент книги Херемона об иероглифах, из которого можно догадаться, что указанная книга была довольно большой по объему.

Аммиан Марцеллин упоминает в своем сочинении по римской истории некоего Гермапиона, который перевел на греческий язык иероглифические письмена, высеченные на обелиске, привезенном в Рим из Гелиополя по приказу Октавиана Августа и установленном в Большом Цирке (Аммиан Марцеллин. XVII, 4. 16). Более того, историк приводит на страницах своего сочинения текст данного перевода, заимствованный им, как он сам признается, "из книги Гермапиона". Указанная книга не сохранилась, и об античном переводчике египетских иероглифов на греческий язык Гермапионе не осталось никаких других сведений, кроме тех, что сообщил Аммиан Марцеллин.

Изучением древнеегипетской письменности занимался известный раннехристианский теолог, лидер христианской общины в Александрии Клемент Александрийский (латинское имя — Titus Flavius Clement, 150 — ок. 215 гг. н. э.). Он написал сочинение, посвященное демотическому, иератическому и классическому вариантам древнегипетского иероглифического письма. Отрывки из этого сочинения сохранились. В одном из них говорится, в частности:

"В иероглифическом письме встречаются знаки, передающие буквы алфавита, а также символы, и в этом последнем случае используется принцип имитации, или описание приобретает фигуральный характер, либо одно понятие передается через другое в соответствии с определенными тайными правилами. Таким образом, если они хотят написать слово солнце или луна, они рисуют кружок или полумесяц, следуя форме изображаемого. А если они прибегают к фигуральной передаче (путем перевода или перемещения без нарушения естественного значения слов), они полностью изменяют некоторые вещи и вносят разнообразные перемены в форму других. Так, они восхваляют для потомства своих царей в мифах о богах, эти хвалы они высекают в рельефах. Примером третьей формы следования секретным правилам может послужить следующее. Звезды они передают телами змей — по причине непрямого движения звезд, а солнце — в образе жука-навозника, ибо этот жук лепит шар из скотского навоза и катит его перед собой".

Из содержания приведенного отрывка видно, что Клемент Александрийский если и не разгадал значение древнеегипетских иероглифов, то весьма близко подошел к этому.

В конце V века н. э. египетский жрец-маг Хораполлон (Horapollo Niliacus), живший в Александрии, написал произведение под названием "Иероглифика (Hieroglyphica)", в котором объяснил значение 182 иероглифов, употреблявшихся древними египтянами.

Содержание своей книги Хораполлон построил в виде вопросов и ответов. Он спрашивал, например, как египтяне изображали время и вечность, и отвечал: для обозначения времени или вечности они рисовали луну или солнце; для обозначения течения времени изображали ползущую змею; для обозначения месяца рисовали свежую и зеленую пальмовую ветвь или луну, клонящуюся к горизонту.

В то время, когда создавалось данное произведение, иероглифическое письмо уже более ста лет не применялось на практике, поэтому значение древнеегипетских иероглифов было забыто даже образованными египтянами. Сам Хораполлон писал свое произведение на коптском языке. Египетские жрецы продолжали в течение IV и V веков использовать иероглифы, но не для записи чего-либо, а исключительно в ритуальных целях. Они, например, соединяли воедино различные иероглифы и таким образом вырабатывали некое каббалистическое письмо, способное нести в себе помимо явного, некий тайный — понятный лишь для посвященных — смысл. Вероятно, именно по этой причине Хораполлон придавал иероглифам мистическое значение. Любопытно, что подобный взгляд на эти знаки проводил также римский историк и государственный деятель Флавий Кассиодор (Flavius Magnus Aurelius Cassiodorus, 490—585 гг.). Он, в частности, высказывал мнение о том, что иероглифы есть не что иное, как условное символическое письмо, использовавшееся египетскими жрецами для сохранения в тайне секретных знаний, которыми они обладали.

7. Ветхий Завет как источник сведений о Древнем Египте

Один из множества библейских сюжетов, описывающий рабство евреев в Древнем Египте

С утверждением христианства в качестве господствующей религии на роль главного источника сведений по истории Древнего Египта выдвинулся Ветхий Завет. В этом произведении действительно нашли отражение некоторые существенные черты социально-экономической и политической жизни Древнего Египта в одну из эпох его истории.

Первое из имеющихся в Ветхом Завете упоминаний о Египте встречается в главе 12 книги "Бытие", открывающей собою Пятикнижие Моисея. Здесь рассказывается о том, как вождь одного из скотоводческих племен Аврам (будущий Авраам) отправился для спасения от голода в Египет. Однако наиболее интересные сведения о древнеегипетском обществе приводятся на страницах Ветхого Завета, посвященных жизнеописанию Иосифа. Проданный своими братьями в рабство "купцам Мадиамским", он был перепродан ими египетскому вельможе — начальнику телохранителей фараона. Жизнь Иосифа в Египте оказалась нелегкой, но он преодолел выпавшие на его долю испытания и сам в конце концов стал влиятельным египетским вельможей, заняв должность наместника верховного властителя. Изложенное в Ветхом Завете повествование о том, как Иосиф назначался фараоном на эту должность, как он управлял Египтом, раскрывает ряд важных сторон древнеегипетской государственности. Это повествование основывается на реальных исторических фактах. Не случайно, историк Иосиф Флавий включил его в свое произведение по истории еврейского народа, известное под названием "Иудейские древности".

Источники
  • Томсинов В.А. Краткая история египтологии. 2004, Издательство: Зерцало; Вече. ISBN: 5-8078-0103-2; 5-9533-0494-3
Опубликовано: 10 января 2014
Обновлено: 07 июня 2015
Просмотров: 2685

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus