Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Египтология XX века

Статья находится в рубриках
3
+3
1. Египтология в начале XX века

Джеймс Генри Брэстед со своими женой и сыном в Египте. Фото 1906 года

бщие итоги изучения истории Древнего Египта в XIX столетии нашли свое отражение в трудах профессора египтологии и восточной истории Чикагского университета Джеймса Генри Брэстеда (James Henry Breasted, 1865—1935) "Древние письменные памятники Египта" и "История Египта с самых ранних времен до персидского завоевания".

Составленное Дж. Брэстедом собрание переведенных им на современный английский язык древнеегипетских письменных памятников было издано в Чикаго в 1906 году. Оно насчитывало четыре тома. Первый том включал в себя переводы исторических документов, относящихся к первым семнадцати династиям (в датировке составителя и переводчика — это время с 3400 до 1580 года до н. э.). Начинался данный том с предисловия Дж. Брэстеда ко всему изданию, затем шли его статьи "Документальные источники египетской истории" и "Хронология". Далее Брэстед приводил свою хронологическую таблицу истории Древнего Египта, охватывающую время от начала правления первой династии до конца правления династии двадцать шестой. Основной текст тома начинался с перевода надписей, высеченных на "Палермском камне", за ними публиковались исторические документы третьей, четвертой и других последующих династий, вплоть до семнадцатой. Второй том содержал исторические документы восемнадцатой династии (по хронологической таблице Дж. Брэстеда — это время с 1580 до 1350 года до н. э.), третий — документы девятнадцатой династии (1350—1200 годы до н. э.), четвертый — документы династий с двадцатой по двадцать шестую (1200—525 годы до н. э.). В 1907 году вышел в свет в качестве пятого тома рассматриваемого собрания предметный указатель к содержанию четырех томов. Данный указатель сделал ученик Дж. Брэстеда О.А. Тоффтин.

Перевод каждого исторического документа сопровождался комментарием переводчика к его тексту. Дж. Брэстед учился египтологии и древнеегипетскому языку в Берлине, поэтому при передаче слов этого языка буквами латинского алфавита он следовал, как сам признавал, берлинской системе транслитерации в слегка модифицированной форме. Позднее, как известно, именно эта система была принята египтологами в качества стандарта международной системы транслитерации при работе с древнеегипетскими текстами.

В понятие "исторические документы" американский египтолог включал далеко не все древнеегипетские письменные памятники. "Все религиозные произведения, — указывал он в предисловии к своему собранию, — так же, как все исключительно литературные документы (belles-lettres), всю науку, подобную математике и медицине, и в большинстве случаев все деловые документы были исключены. Однако, последние были включены в "Древнее королевство", однако, в виду ограниченного количества материалов, сохранившихся от этого далекого времени". Дж. Брэстед намеревался издать религиозные и деловые документы Древнего Египта в рамках отдельного семитомного собрания, но этому его замыслу не суждено было осуществиться.

В собрание "Древние письменные памятники Египта" вошли только те древнеегипетские тексты, которые были опубликованы к 1-му октября 1904 года. Уже по одной этой причине данное собрание можно считать устаревшим. Однако, поскольку другого такого издания в распоряжении египтологов нет, оно продолжает и по сей день широко использоваться историками при написании работ о Древнем Египте. На протяжении XX века книга "Древние письменные памятники Египта" несколько раз переиздавалась. Последнее издание всех ее пяти томов вышло в свет в 2001 году в издательстве Иллинойского университета. В предисловии к нему египтолог П.А. Пициони отметил, что это собрание "все еще содержит некоторые тексты и надписи, которым с того времени не было дано нового перевода".

Книга "История Египта с самых ранних времен до персидского завоевания", вышедшая в свет в Нью-Йорке в 1905 году, писалась Дж. Брэстедом на основе собрания древнеегипетских исторических документов, которое он готовил к изданию. В справочнике У.Р. Досона и Э.П. Апхилла "Who was who in egyptology" об этой книге сказано, что она, "вероятно, самая лучшая история фараонского Египта, когда-либо изданная". Справедливости ради, следует заметить, что данное произведение Дж. Брэстеда является по сути своей учебником, и как всякий учебник, оно слишком схематично и упрощенно трактует проблемы, которые излагает. К тому же в нем не были учтены полученные в ходе археологических раскопок конца XIX — начала XX века новые факты, касающиеся первоначальных эпох истории древнеегипетского государства.

Открытие французскими и английскими археологами (Э. Амелино, Ж. де Морганом, У. Флиндерсом Петри и Дж. Квибеллом) материальных остатков додинастического периода древнеегипетской истории — эпохи, предшествовавшей времени правления Менеса — было самым значительным достижением египтологии второй половины XIX века. Вторым по значимости успехом европейских ученых в изучении истории Древнего Египта стало обнаружение так называемых "текстов пирамид".

Материалы, полученные в конце XIX века в процессе археологических раскопок на территории Египта, оказались столь богатыми и необычными, что на их обработку, публикацию и осмысление ушло, по меньшей мере, два десятилетия интенсивного труда многих египтологов. Первая работа, обобщавшая эти материалы, появилась в 1920 году — ею стала книга У. Флиндерса Петри "Доисторический Египет". В начале данной книги приводился список публикаций материалов по доисторическому и раннединастическому Египту, добытых археологами в местностях между Накадой и Балласом, близ Абидоса, в Негаде, в Иераконполисе, Эль Амрахе, Такхане и др.17 Затем (в главе второй) рассматривалась проблема датировки доисторической египетской цивилизации. По словам У. Флиндерса Петри, "начало доисторической цивилизации следовало бы отнести к одиннадцатому тысячелетию до н. э. (или, по крайней мере, к седьмому тысячелетию)". Основное содержание рассматриваемой книги составляло краткое описание предметов и различных изображений, найденных в захоронениях доисторического Египта. В последних двух главах книги — тринадцатой и четырнадцатой — У. Флиндерс Петри изложил некоторые свои мысли относительно характера доисторической цивилизации в Египте, времени ее существования и гибели. "Общее мнение, полученное нами о первой цивилизации, — писал он, — состоит в том, что это была цивилизация способного и искусного народа".

2. Изучение "Текстов пирамид"

Курт Генрих Зете

В 1908 и 1910 годах Курт Генрих Зете (Kurt Henrich Sethe, 1869—1934) выпустил в свет новое издание всех известных к тому времени "текстов пирамид". К специальному изучению этих текстов немецкий египтолог приступил, по всей видимости, в 1899 году, когда, как он сам признавался, "ему выпало благодарное задание обработать тексты пирамид для "Словаря египетского языка" по превосходным бумажным отпечаткам и фотографиям", которые были сделаны в Египте зимой 1897—1898 годов и впоследствии оказались в берлинском Королевском музее. При подготовке своего издания "текстов пирамид", Курт Зете исправил многие ошибки и неточности, имевшиеся в публикации Г. Масперо. Однако полностью реконструировать содержание "текстов пирамид" ему не удалось. Некоторые его части были настолько повреждены, что восстановить их не было никакой возможности. Несмотря на это, немецкому египтологу удалось подготовить такое издание "текстов пирамид", которое могло стать основой для научных исследований и переводов на современные языки.

Г. Масперо издавал "тексты пирамид" типографским способом. Поскольку литер, соответствовавших древнеегипетским иероглифам, в распоряжении типографии не имелось, он вынужден был заказать их изготовление граверу. Но в качестве образца иероглифических знаков граверу были переданы не оттиски, отражавшие их подлинные формы, а рисунки, сделанные художником, и не вполне соответствовавшие оригиналу. Поэтому публикация Г. Масперо воспроизвела "тексты пирамид" с немалыми искажениями и даже с отступлениями от подлинника. Курт Зете пошел в издании указанного древнеегипетского памятника по другому пути — он воспроизвел "тексты пирамид" вручную, тщательно вырисовав каждый иероглиф. "Для изготовления нового издания Текстов Пирамид во внимание был принят только один способ, а именно: автографический", — отметил он в предисловии к своей публикации "текстов пирамид".

Г. Масперо публиковал "тексты пирамид", печатая их по каждой пирамиде отдельно. Поэтому он не избежал повторения одних и тех же надписей в тех случаях, когда они были высечены в нескольких пирамидах. Курт Зете придал "текстам пирамид" другой порядок. Он свел воедино все надписи, обнаруженные в пирамидах Унаса, Тети, Пепи I, Мер-ен-ра и Пепи II, разбил их на главы (изречения) и убрал повторы. Такой порядок имел свои преимущества, но в нем были и существенные недостатки. Создав сводный текст надписей из пирамид и придав ему искусственную систему, К. Зете разрушил ту систему "текстов пирамид", которая была изначально им присуща.

Эту первородную систему "текстов пирамид" выявила в 40-е годы XX века российский египтолог М.Э. Матье. Изучая внутреннее устройство пирамид, в которых были найдены надписи, она обратила внимание на сходство планировки их помещений. Во всех пирамидах от входа шел длинный коридор, который, расширяясь в определенном месте, как бы образовывал первый зал. Продолжаясь после зала, коридор преграждался тремя дверьми, после которых располагалось прямоугольное помещение. В восточной стене последнего имелся проход в низкую комнату, где предположительно помещалась заупокойная статуя фараона. В западной же стене находился проход в длинный прямоугольный погребальный зал с саркофагом. Различие во внутреннем устройстве пирамид заключалось лишь в форме помещений для статуй, в остальном оно полностью совпадало, причем в большинстве случаев совсем почти совпадали и размеры аналогичных помещений, разница между которыми колебалась в пределах сантиметров и даже миллиметров. По мнению профессора М.Э. Матье, такое сходство внутреннего устройства пирамид было обусловлено требованиями ритуала, определенные обряды которого происходили всегда в определенных комнатах. На стенах зал и молелен египетских храмов часто изображались именно те обряды, которые в данном помещении происходили, и писались те тексты, которые при этих обрядах произносились. Отсюда естественно предположить, что "тексты пирамид" являлись записями слов, произносившихся при совершении ритуальных обрядов в соответствующих помещениях пирамид.

Ни французские, ни английские, ни немецкие, ни американские египтологи не увидели в "текстах пирамид" какой-либо системы. Дж. Брэстед писал, например, в 1912 году в своей книге "История развития религии и мысли в Древнем Египте" о "текстах пирамид", что материал в них располагался "почти случайно", что "группы заклятий, или молитв, или гимнов, относящихся к одной и той же теме" размещены "в различных местах далеко друг от друга" и "без всякой попытки объединить их вместе". Известный российский востоковед академик Б.А. Тураев характеризовал "тексты пирамид" следующими словами:

"Содержание, при общности магического характера, разнообразное. Здесь и описание загробных странствований, и представление о загробной участи покойного царя, отождествленного с Осирисом и приобщенного к богам, и обращения к богам, имеющим отношение к циклу Осириса и судьбе покойного, и забота о продовольствии покойного, и заклинания против демонов, змей, чудовищ, и ритуальные тексты и намеки на мифы... Нельзя не придти в отчаяние от этого набора, на наш взгляд, бессмысленных, и, во всяком случае, бессвязных формул".

'Тексты Пирамид' на стенах погребальной камеры пирамиды фараона Унаса

Г. Масперо расположил тексты каждой из пирамид таким образом, что первыми шли надписи, высеченные в комнатах, в которой помещался саркофаг. Далее приводились надписи на стенах в коридоре, примыкавшем к данной комнате. Затем надписи в помещениях и коридоре, который вел к выходу. Масперо полагал, что обряд погребения начинался с комнаты, где стоял саркофаг, и заканчивался у выхода из пирамиды. По мнению же профессора М.Э. Матье, которое представляется совершенно логичным, обряд погребения фараона не мог начинаться в комнате, где стоял саркофаг. Он явно начинался с коридора. Поэтому и свод "текстов пирамид" должен был начинаться с надписей, начертанных на стенах коридора.

Недостатки издания "текстов пирамид", осуществленного Куртом Зете, вполне перевешивались его достоинствами. Главным из них было то, что это издание давало возможность египтологам начать работу по переводу этого важнейшего памятника древнеегипетской духовной культуры на современные языки.

Сам Зете приступил к переводу этих текстов на немецкий язык в 1929 году. К моменту своей смерти в 1934 году он успел перевести не более половины того, что опубликовал в 1908 и 1910 годах.

В истории египтологии XX века Курт Зете занимает одно из самых почетных мест. Он осуществил научное издание множества различных документов древнеегипетской истории. Так, в 1904 году он опубликовал два тома иероглифических докуметов греческо-римского времени. В 1906—1909 годах вышли в свет подготовленные им к изданию четыре тома "Документов 18 династии". В 1914 году был напечатан перевод первого из этих томов на немецкий язык. В 1933 году Курт Зете выпустил первый том "Документов Древней Империи". Спустя год после его смерти выйдет том древнеегипетских документов периода Среднего царства, над подготовкой которого к публикации он работал весь последний год своей жизни.

Кроме того, Курт Зете опубликовал серию книг и статей по истории Древнего Египта и египтологии. Его произведения продолжали издаваться и после его смерти.

В 1912 году свой перевод ряда фрагментов "текстов пирамид" на английский язык опубликовал американский египтолог Джеймс Брэстед. За основу перевода он взял два тома иероглифических надписей из пирамид, опубликованных в 1908 и 1910 годах Куртом Зете.

В 1917 году появился перевод части "текстов пирамид" на русский язык. Его осуществил ученик профессора Тураева A.Л. Коцейовский. Он предполагал перевести все известные к тому времени "тексты пирамид", но гражданская война помешала ему осуществить свой план. А.Л. Коцейовский намеревался посвятить "текстам пирамид" шесть томов. Первые три тома должны были содержать перевод их на русский язык. Четвертый том — историко-литературное исследование "текстов пирамид", пятый том — описание религиозной идеологии, отраженной в "текстах пирамид", шестой том должен был представить зафиксированные в "текстах пирамид" сведения о различных сторонах общественной жизни древнеегипетского общества.

A.Л. Коцейовский полагал, что тщательный научный анализ содержания "текстов пирамид" позволит пересмотреть многие сложившиеся в египтологии представления как о духовной, социально-экономической и политической жизни египтян, так и о ходе древнеегипетской истории.

Некоторые из своих мыслей относительно сущности "текстов пирамид", времени и месте их составления, характера древнеегипетской религии и власти фараона А.Л. Коцейовский высказал в обширном введении к своему труду, помещенном в первом томе, который он успел опубликовать.

Учитель А.Л. Коцейовского известный русский востоковед Борис Александрович Тураев (1868—1920) подготовил для второго тома своей книги "Египетская литература" перевод ряда фрагментов из "текстов пирамид", но данный том, хотя и был сдан в типографию, не вышел в свет. Из написанного Б.А. Тураевым в первом томе своей книги "Египетская литература" можно сделать вывод, что он вряд ли имел намерение сделать то, что не успел совершить его способный ученик, то есть перевести все "тексты пирамид". В отличие от А.Л. Коцейовского, Борис Александрович весьма скептически относился к возможности более или менее адекватной передачи смысла этих текстов на какой-либо европейский язык. Более того, он считал их во многом бессмысленными — не созданными для выражения каких-либо идей, но предназначенными исключительно для того, чтобы воздействовать на психику людей звуками слов, магических имен, заклинаний, гимнов и т. п.

В 1923 году в Брюсселе был опубликован том перевода "текстов пирамид" на французский язык бельгийского египтолога Раймонда Генри Луи Спелерса (Reimond Louis Speleers, 1875—1951)). В дополнение к нему в 1924 году был напечатан том словаря данного древнеегипетского памятника. К 1935 году Л. Спелерс подготовил новый, переработанный вариант своего перевода "текстов пирамид". Он был издан в одном томе, без комментариев, и под названием "Перевод, индекс и словарь текстов египетских пирамид".

Одна из камер пирамиды Унаса. Фото к книге А. Пьянкова 'Пирамида Унаса' (1968)

До 20-х годов XX века египтологам были известны надписи в пирамидах только пяти древнеегипетских властителей: фараона пятой династии — Унаса, и фараонов шестой династии: Тети, Пепи I, Мер-ен-ра и Пепи II. Во время археологических раскопок на территории южной Саккары, проводившихся в 1926 году, швейцарский египтолог Густав Жекьер (Gustav Jequier, 1868—1946) обнаружил и скопировал подобные надписи в пирамиде супруги фараона Пепи II по имени Уджебтен. Во время археологических раскопок, осуществлявшихся в указанной местности в течение 1931 и в начале 1932 года, Густавом Жекьером были найдены и скопированы надписи, начертанные на внутренних стенах гробниц других жен Пепи II, имена которых были прочитаны как Нейт и Апуит. В отличие от текстов пирамиды Уджебтен, большая часть надписей, высеченных на стенах погребальных комнат в пирамиде Нейт, оказалась неповрежденной. Г. Жекьер писал о них:

"Эти тексты представляют собой настоящий клад. Они вносят много нового в наше понимание египетской религии, в понимание представлений египтян о загробной жизни. Они дают также интереснейший лингвистический материал. Находка новых фрагментов значительно пополняет уже известный свод Текстов Пирамид, уточняет уже знакомые нам их версии...".

Подобные надписи швейцарский египтолог обнаружил немного позднее и в пирамиде малоизвестного фараона седьмой династии — Аба (или Иби). Осматривая их, он сделал вывод о том, что "тексты пирамид" расположены таким образом, "будто их размещали совершенно случайным образом на любое свободное место, без какого-либо следования ходу самого ритуала". Более подробно о надписях, обнаруженных им в пирамидах жен Пепи II — Уджебтен, Нейт, Апуит и в пирамиде фараона Абы, а также о своей работе с этими надписями Густав Жекьер написал в первом томе книги "Могильный монумент Пепи II". На страницах данной книги, вышедшей в свет в трех томах в 1936—1940 годах, он опубликовал и сами эти надписи, собственноручно скопированные в пирамидах.

Археологические раскопки на территории Египта Густав Жекьер начал проводить еще в первый год XX века. Опубликованные им многочисленные труды позволяют отнести его к числу самых видных египтологов указанного столетия. Его книги до сих пор продолжают переиздаваться.

В 1952 году одновременно в Нью-Йорке и Торонто появилось издание первого полного перевода всех известных к тому времени "текстов пирамид" на английский язык. Его автором стал заслуженный профессор семитских языков и египтологии Тринити колледжа в университете г. Торонто Самуил Альфред Браун Мерсер (Samuel Alfred Brown Mercer, 1879—1969). Это издание состояло из четырех томов. В первом томе был напечатан перевод, во втором и третьем — комментарии, в четвертом томе приводились "экскурсы" С.А. Мерсера и других египтологов, индекс терминов перевода и словарь древнеегипетских иероглифов.

Свой перевод "текстов пирамид" Самуил Мерсер сделал на основе публикаций не только Курта Зете, но и Густава Жекьера. Об открытии швейцарским египтологом новых "текстов пирамид" он рассказал во введении к первому тому своего издания. Самуил Мерсер продолжал свои исследования "текстов пирамид" и после издания указанного перевода. В частности, в 1956 году он опубликовал небольшую — объемом в 133 страницы — работу "Литературная критика Текстов Пирамид".

В 1968 году в Нью-Йорке был опубликован перевод на английский язык всех надписей, обнаруженных археологами в пирамиде фараона Унаса. Его автором был русский эмигрант, специалист по истории древнеегипетской религии, Александр Николаевич Пьянков (1897—1966). Выбор им для перевода именно этих текстов был не случаен: только в пирамиде Унаса настенные надписи сохранились во всем их комплексе. Александр Пьянков представил их в виде единой цепи, первое звено которой воплощалось в текстах, нанесенных на стены у самого входа в пирамиду, а последнее на стенах комнаты, где стоял саркофаг.

В 1969 году был издан новый перевод "текстов пирамид" на английский язык. Его осуществил английский египтолог Раймонд Оливер Фолкнер (Raymond Oliver Faulkner, 1894—1982). За основу своего издания он взял публикации "текстов пирамид", сделанные Куртом Зете, и Густавом Жекьером. Причем комплексы текстов, напечатанных швейцарским египтологом, Р. Фолкнер издал автографическим способом в виде отдельной тетради, приложенной к основному тому, мелкие фрагменты "текстов пирамид", не вошедших в издание Курта Зете, привел в примечаниях к основному тому.

Густав Жекьер

Необходимость издания нового перевода "текстов пирамид" на английский язык Раймонд Фолкнер объяснил в предисловии к своей книге тем, что перевод Самуила Мерсера устарел — в нем не учитываются последние достижения европейских лингвистов в изучении древнеегипетского языка, а также новые "тексты пирамид", обнаруженные археологами. Устаревшими английский египтолог объявил и переводы "текстов пирамид", осуществленные ранее Л. Спелеерсом — на французский язык, и Куртом Зете — на немецкий. По его мнению, предыдущие переводчики "текстов пирамид" не учитывали того, что первоначальная версия этих текстов предполагала, что они будут произноситься самим фараоном, погребенным в пирамиде, то есть от первого лица. Кроме того, различные варианты "текстов пирамид" создавались на основе какого-то образца. По этим причинам, считал Р. Фолкнер, в содержании текстов не должны были присутствовать конкретные имена фараонов.

При расположении переведенных "текстов пирамид" английский египтолог последовал порядку, который принял Курт Зете, то есть свел воедино все известные их комплексы и фрагменты. В результате получилось произведение более или менее удобное для чтения, но слишком искусственное в своем построении.

В 1951 году экспедиция французских археологов под руководством Жана Сэнт Фара Гарно и Ж. Ф. Лay начала новое исследование пирамид Саккары с целью обнаружения в них новых текстов. Эта работа несколько раз по разным причинам надолго прерывалась, затем возноблялась, в связи с чем она продолжалась два десятилетия. В итоге к началу 1967 года французские археологи собрали свыше 700 фрагментов ранее неизвестных настенных текстов в пирамиде фараона Тети, а к февралю 1971 года завершили расчистку и обследование пирамиды Пепи I, собрав в ней в общей сложности более 2000 фрагментов текстов, среди которых было немало неизвестных прежде иероглифических надписей. Зимой 1971—1972 годов начались работы по расчистке и обследованию пирамиды фараона Мер-ен-ра, продолжавшиеся до весны 1973 года. Они также привели к обнаружению новых настенных надписей. Эти находки археологов еще нуждаются в научной обработке и, безусловно, ставят в повестку дня задачу нового издания и переводов "текстов пирамид".

Повышенное внимание египтологов к "текстам пирамид" было обусловлено не только тем, что это был сравнительно новый, лишь недавно открытый для научных исследований, древнеегипетский памятник. Характер иероглифического письма, которым излагались "тексты пирамид", а также их содержание — в той мере, в каковой его удавалось расшифровать, свидетельствовали о том, что данные тексты имели очень древнее происхождение. Предположение некоторых ученых (Курта Зете, У. Флиндерса Петри и др.) о том, что истоки "текстов пирамид" таятся во временах, предшествующих правлению Менеса, не было бы воспринято историками всерьез, если бы их обнаружение не совпало с открытием археологами в конце XIX века материальных предметов, которые явно свидетельствовали, что вполне развитая цивилизация существовала на территории Египта еще в додинастическую эпоху.

3. Исследования архаических памятников

Джон Гарстанг фотографирует находки в Иерихоне. Фото экспедиции в Палестину в 1930-1936 гг.

Археологические раскопки первых десятилетий XX века дали египтологам новый материал об этой архаичной цивилизации.

В 1905—1906 годах английский археолог, бывший помощник У. Флиндерса Петри, Джон Гарстанг (John Garstang, 1876—1956) раскопал в Иераконполисе целый ряд новых, неизвестных египтологам, древнеегипетских захоронений додинастической эпохи.

В 1906—1908 годах французский археолог Ж. де Морган обнаружил при раскопках в Накаде десятки могил и остатков поселений додинастического и раннединастического времени, которые не были найдены при раскопках десятилетней давности, проводившихся У. Флиндерсом Петри и Дж. Квибеллом.

В 1909—1913 годах швейцарский египтолог, ученик К.Р. Лепсиуса, Генри Эдуард Навилль (Henry Edouard Naville, 1844—1926) и английский археолог Томас Эрик Пит (Thomas Eric Peet, 1882—1934) раскопали и исследовали множество ранее неизвестных египтологам могил додинастической эпохи в Абидосе. В 1912—1913 годах У. Флиндерс Петри и Дж. Квибелл обнаружили несколько больших гробниц архаической эпохи на севере Саккары. С 1930 года развернулись археологические раскопки южнее Каира в местечке под названием Маади. Они продолжались с перерывами вплоть до последнего времени. В процессе их было найдено множество новых предметов, позволяющих представить некоторые черты цивилизации, существовавшей на территории Египта во времена, предшествовавшие началу правления первой династии.

В течение XX века материальные следы архаичной египетской цивилизации были обнаружены в самых различных местностях Египта. Особенно интенсивно изучение додинастической истории Древнего Египта шло в последние два десятилетия указанного столетия. В результате египтологи вынуждены были кардинально изменить под давлением массы фактического материала многие свои прежние взгляды на процесс возникновения государства на территории Древнего Египта.

Так, стало очевидным, что единое государство возникло в Египте задолго до начала правления Менеса, что политическое объединение различных египетских регионов или государственных образований в единое государство произошло не в результате единовременного акта, но было длительным по времени процессом, что политической консолидации Египта предшествовала определенная культурная унификация населявших его территорию племен, которая не привела, однако, к полной ликвидации местных религиозных и культурных центров.

В ходе археологических раскопок последних десятилетий на территориях ряда стран Ближнего Востока, Азии и южной Европы было обнаружено множество предметов домашнего быта, которые имели явно египетское происхождение, были произведены в Древнем Египте. Подобные факты являются свидетельством того, что древнеегипетское государство не было замкнутым, но вело широкую торговлю с окружавшими его государствами. У. Флиндерс Петри писал в 1911 году:

"Открытия последних двадцати лет показали еще более убедительно как тесно был связан Египет с общей цивилизацией Средиземноморья. История Египта стала, таким образом, существенной частью европейской истории".

Томас Эрик Пит

Археологические раскопки, проводившиеся в Египте в течение XX века, позволили получить новый материал по истории не только начальной эпохи существования древнеегипетского государства, но и по другим историческим периодам. Так, вплоть до начала XX века египтологи мало что могли сказать о периоде правления династий чужеземных властителей — так называемых "гиксосов". "До сих пор, — отмечал У. Флиндерс Петри в 1906 году, — материальные остатки, принадлежащие ко времени между XIII и XVIII династиями, были настолько скудными и так мало изучались, что они до сих пор не были изложены в последовательной манере". В результате археологических раскопок начала XX века удалось определить имена, по меньшей мере, двадцати восьми гиксосских властителей, правивших Египтом после падения XII династии. Вместе с тем, на основе материалов этих раскопок удалось сделать ряд выводов о характере общественных процессов, протекавших в Египте в указанное время. В частности, египтологам стало ясно, что нашествию гиксосов в Египет предшествовали процессы заметной деградации египетского общества, что и после утверждения гиксосских вождей на фараоновском троне разрушительные тенденции продолжали иметь место в Египте. Более того, по мнению У. Флиндерса Петри материалы раскопок явно свидетельствуют о том, что период правления гиксосов в Египте был периодом войн.

Развитие египтологии на протяжении последнего столетия было в огромной мере стимулировано археологическими открытиями, сделанными на территории Египта в конце XIX — первой половине XX века. Эти открытия предопределили основные направления дальнейших египтологических исследований, они дали египтологам огромное количество новых материалов по истории Древнего Египта.

Во второй половине XX столетия в развитии египтологии произошел заметный качественный скачок. До этого времени исследованием древнеегипетской цивилизации занимались, в основном, группы египтологов Франции, Англии, Германии. Можно сказать, в связи с этим, что египтология была преимущественно французской, английской и немецкой наукой. Другие страны были представлены в египтологии, хотя и талантливыми учеными, но одиночками. Как правило, эти ученые учились древнеегипетскому языку и египтологии в Англии, Франции или Германии и соответственно примыкали к египтологическим школам, существовавшим в этих странах. Например, Дж. Брэстед, будучи профессором египтологии в Чикагском университете, являлся и, к своему несчастью, считался в США, представителем германской школы в египтологии. Во второй половине XX века школы египтологических исследований возникли в России, США, Египте, Польше и в других странах.

4. Обнаружение гробницы Тутанхамона

Говард Картер и лорд Карнарвон возле входа в гробницу Тутанхамона в 1922 году

Учёных и археологов всего мира всегда интересовали гробницы египетских фараонов, так как в них можно было найти много ценных и интересных для науки предметов. Однако погребения фараонов Древнего и Среднего царства были разграблены полностью. Долгое время не удавалось обнаружить ни одной целой царской гробницы времён нового царства. Таким образом, подлинная обстановка царских погребений древнего Египта всё ещё оставалась неизвестной.

Открытие в 1922 году Говардом Картером (1874 - 1939) гробницы Тутанхамона было одним из волнующих археологических приключений нашего века и большим событием в египтологии. Только, когда была обнаружена фараона Тутанхамона учёные впервые смогли убедиться, с какой невероятной роскошью погребали египетских фараонов. Раскопки производились в так называемой Долине царей, на месте древних Фив, где в эпоху Нового царства находился царский некрополь. Поиски гробницы Тутанхамона велись задолго до её находки, так как ни мумия Тутанхамона, ни его гробница не были обнаружены среди других царских мумий. Здесь давно уже работали археологические экспедиции, которые как будто бы раскопали всё, что возможно, и новых находок не ожидалось. Однако Картер был уверен, что усыпальница Тутанхамона должна быть, где-то здесь. Учёные не расставались с надеждой, что, быть может, удастся найти всё погребение целиком. Вот почему так взволновались археологи, когда рано утром пятого ноября 1922 г., в одной из скал долины царей, под древними хижинами строителей гробницы Рамсеса VI, были обнаружены ступеньки, уходившие в глубь скалы. Расчищая себе путь, по этим ступенькам спускаясь, всё глубже и глубже исследователи обнаружили верхнюю часть замурованного входа, на котором они обнаружили следы древних печатей. На каждом отпечатке они отчётливо увидели шакала и девять фигур, связанных пленников – это была хорошо известная печать фиванского кладбища.

Значит, после того как этот вход был запечатан начальником кладбища, никто сюда не входил. Надежда на обнаружение нетронутой царской гробницы, окрепла ещё больше, когда, расчистив до конца весь спуск, археологи нашли отпечатки с именем Тутанхамона.

После того как они были сфотографированы, вход взломали. За ним оказался коридор, сплошь забитый строительным мусором. Очистив себе, путь археологи, очутились у 2-го замурованного входа, на котором на котором вновь были обнаружены следы тех же печатей. Надежда на необычайную находку крепла. Вот пробито небольшое отверстие во втором замурованном входе, рука со свечой просовывается внутрь, а глаз приникает к отверстию.”Видите ли вы, что-нибудь“– спрашивает, сгорая от нетерпения, стоящий за ним исследователь. “Удивительные вещи” - взволнованно отвечает первый. Из темноты выхватываемый неровным светом свечи, выступали, то сваленные в груду золочёные колесницы, то странные кровати, украшенные огромными позолочёнными туловищами львов и фантастические чудовища, то две больших, в человеческий рост, статуи царя, то бесчисленные ларцы, сундуки и коробки.

Вошедшие археологи в открытую комнату, сплошь забитую вещами. Однако гроба с мумией нигде не было видно. Тогда археологи издали внимательно осмотрели стены, подойти к ним из-за изобилия вещей они не могли. Одна стена, обратила на себя внимание учёных, в центре её цвет был иной, чем по краям, как будто в ней был когда-то вход, позднее замурованный; по углам стояли лицом друг к другу две царские статуи, точно стражи охраняющие вход. Комната была наполнена таким множеством драгоценных предметов, что для их разборки понадобилось, пять лет.

Вещи в гробнице Тутанхамона на момент ее открытия

Все вещи фотографировали, нумеровали, прикасаясь очень осторожно, так как, пролежав почти 3500 лет в сухом жарком воздухе замурованной гробницы, многие из них обветшали, – истлели нити ожерелий, отдельные части деревянных предметов. Их стали переносить в спешно оборудованную в пустой соседней комнате реставрационную лабораторию. Далее было много различных ларцов и сундуков, были большие статуи и малые статуэтки; золотые ларцы; ложа и кресла из чёрного дерева, инкрустированные золотом, слоновой костью и цветным фаянсом, покрытые великолепными росписями и рельефами; золотые модели колесниц, тоже расписанные; фигурные алебастровые сосуды и бесчисленные ювелирные украшения.

В одних ларцах лежали царские драгоценности – золотые литые перстни, украшенные резными камнями, ожерелья, браслеты; в других одеяния, рубашки, перчатки для стрельбы из лука, сандалии с резными украшениями из золота и фаянса в виде разных цветов. Даже ящики с едой нашли археологи под одной из кроватей: окаменевшие от времени жареные гуси, утки, окорока, засохшие плоды, хлебы печенье – всем снабдили Тутанхамона в загробной жизни.

В последней погребальной камере стоял огромный ящик, обитый листовым золотом, внутри него ещё три таких же ящика, в последнем ящике находился каменный саркофаг, заключавший в себе три золочённых гроба, один в другом, имеющие форму человеческого тела. В последнем гробу, сделанном из чистого золота, лежала обмотанная мумия Тутанхамона с артистически исполненной портретной золотой маской на лице. Судя по ней, а так же по скульптурному портрету из белого алебастра на крышке канопы (сосуда, в котором хранились внутренности погребенного) , лицо юного фараона, нежно округлое, с пухлым ртом и большими, широко расставленными глазами, было мальчишески пленительно.

Сама мумия была осыпана драгоценными изделиями: амулеты, ожерелья, подвески, браслеты и кольца, золотые наконечники на пальцах, два кинжала у пояса, один золотой, другой, что более удивительно, железный – изделия из железа ранее не встречались в Египте. Но особенно тронул тех, кто присутствовал при вскрытии саркофага, помещённый среди всех этих металлических сокровищ увядший венок из живых цветов. “И вновь овладело нами ощущение таинственности, благоговения перед давно минувшими, но всё ещё могущественными тайными силами, витающими над гробницей“. Ещё никогда захоронения фараонов не представали пред глазами исследователей в такой полноте и пышности. Нет оснований думать, что именно этому фараону-мальчику, не успевшему ничем себя прославить, воздавались какие-то особенно роскошные погребальные почести, - очевидно, гробницы других царей, великих завоевателей, были ещё богаче. Но они подвергались разграблениям: строили ложные гробницы – кенотафы, в которых не было ничего; кроме пустых саркофагов, а мумия и сокровища сберегались в тайниках; часто жрецы переносили мумии из одного склепа в другой или сносили их в одно место. Распространялись легенды о проклятии фараонов, будто бы обрекав смерти каждого, нарушившего их загробный покой. Но ничто, не могло удержать похитителей кладов. Археологи находили гробницы взломанными, опустошёнными или полностью, или на большую долю.

Транспортировка сокровищ из гробницы Тутанхамона в Каирский музей

И только гробнице Тутанхамона необыкновенно повезло. Грабители побывали и в ней видимо вскоре же после погребения. Первая камера носила следы их посещения, вещи там были разбросаны и свалены в беспорядке. Однако воры успели унести лишь немногое и по какой-то причине больше не возвращались. А в последствии на этом месте строились лачуги рабов, сооружавших гробницу Рамсеса VI; вход в усыпальницу Тутанхамона был загорожен и забыт. Обилие в ней золотых изделий уже само по себе поражает воображение.

Золота в Египте, было “больше, чем песка морского” : кроме золотых месторождений в самом Египте, его привозили из Нубии и других покорённых стран. Серебра было меньше, чем золота, и ценилось оно дороже. Но не столько ценность материла, сколько художественность его обработки делает гробницу Тутанхамона пещерой сокровищ. Какую вещь ни взять: алебастровую вазу, кресло, ларец – перед нами произведение изысканного искусства. Каждая статуэтка мастерски исполнена, исключительно изящна. В целом создаётся впечатление чрезвычайной рафинированности художественного стиля, доходящей до изнеженности: черта нередко свойственная предзакатным стадиям больших культурных эпох. Хотя и во времена Тутанхамона сохраняются тысячелетние традиции Египта – его священные символы, но больше нет ни следа строгой простоты форм, геометризма силуэтов, к которым тяготело искусство Древнего царства.

Ложа и кресло сконструированы с таким расчётом, чтобы тело в них покоилось и нежилось: сиденья мягко выгнуты, приспособлены для подушек, подлокотники для рук, лежащих без напряжения, расслабленно. Ножки кресел заканчиваются львиными лапками, ножки складного стульчика – утиными головками, держащими в клювах нижние перекладины, сиденье имитирует свисающую звериную шкуру.

Конечно и львы, и коршуны, и змеи, и жуки имели ритуальный смысл, призваны были охранять особу фараона, но трудно от впечатления, что все эти представители животного царства в значительной мере поступились своей священной ролью ради функции изящного украшения. На спинке парадного кресла имеется многоцветное, выложенное из драгоценных материалов на золотом фоне, изображение самого Тутанхамона и его жены Анхесамон. Она умащивает благовониями своего мужа, сидящего в грациозной, непринуждённой позе. Нежность супругов трогательна и красива. И Тутанхамон, и его жена, которая, возможно, приходилась ему сводной сестрой, выглядят почти детьми, - да так оно и было в действительности: ведь их поженили в десятилетнем возрасте, а тут им могло быть лет по тринадцать или четырнадцать.

Саркофаг с мумией Тутанхамона оставлен в своей гробнице в долине царей. Все найденные там сокровища ныне хранятся в Каирском музее.

5. Открытие новых пирамид в XX веке

Людвиг Борхардт демонстрирует голову статуи Эхнатона. Фото 1912 года

Немецких археологов привел в Абусир Людвиг Борхардт (1863 - 1938), выдающийся архитектор, ученый и организатор, а такое счастливое сочетание многих качеств встречается не часто. Он был учеником блестящего египтолога, берлинского профессора Адольфа Эрмана, создавшего новую концепцию изучения древнеегипетского языка, был знаком с Лепсиусом (тот умер в 1884 году), а в Египте продолжал традиции братьев Генриха и Эмиля Бругшей, известных работников Службы древностей Египта и Египетского музея. Борхардт так же хорошо разбирался в египетских надписях, как в архитектуре и изобразительном искусстве, не упускал деталей и хорошо схватывал целое, умел видеть вещи в их взаимосвязи; как руководитель прекрасно подобранного коллектива специалистов, он на практике осу­ществил то, что позднее стало насыпаться «комплексными работами». Ничего сенсационного об этих работах Борхардт в своих дневниках не написал: велись они планомерно и методически, «без нежелательных инцидентов, которые называются приключениями».

Семь сезонов работал Борхардт на абусирском поле, начиная с его предварительного осмотра осенью 1901 года и кончая вывозом дарованных находок в 1908 году, и изучил там три большие пирамиды эпохи V династии - пирамиды царей Сахура, Нефнриркара и Ниусерра. И не только сами пирамиды, местами более чем на половину засыпанные песком, с их подземными коридорами, камерами и т.д., но также заупокойные и долинные храмы, дороги, каменные ограды и вообще все, что было вокруг пирамид (в том числе и два «солнечных храма» царей Ниусерра и Усеркафа). Вместе со своими сотрудниками и рабочими он в буквальном смысле слова просеял весь песок, перебрал крупинку за крупинкой до многометровой глубины и на площади в несколько квадратных километров. Первым из археологов Борхардт провел систематическое обследование всего некрополя египетских царей, составляющих гигантский комплекс построек вокруг пирамиды, которая была лишь одной из составных частей архитектурного целого. Впервые он рассматривал пирамиду не как изолированную постройку, а в связи с другими сооружениями, связанными с посмертным культом царей, и впервые реконструировал весь этот комплекс. По его макетам и рисункам люди XX века могут представить себе эти гигантские творения рук древних египтян отчетливее, чем их видел Геродот!

Ученые оценили успехи Борхардта, комплексное изучение полей пирамид в Абусире; необходимо было также изучить и остальные поля пирамид. То, что пирамиды были окружены храмами и другими постройками, специалисты по Египту знали в общем-то довольно давно, а многие из этих построек были уже открыты. Но теперь египтологи приступили к их комплексному изучению, снова зазвенели кирки там, где, казалось, уже все известно. Британские археологи Дж. Э. Квибелл и С. М. Фёрс отправились в Саккара и тщательно перекопали ее от пирамиды Тети до пирамиды Джосера, а затем передвинулись на юг, к пирамиде Пиопи II. В 1906 году в Египте высадились первые археологи из Америки; нью-йоркский Метрополитен-музей отправил экспедицию в Лишт под руководством А. М. Литгоу и А. С. Мейса, объединенная экспедиция Гарвардского и Бостонского университетов под руководством Дж. А. Рейснера обосновалась в Гизе. Они оставались там до тридцатых годов, когда эстафету приняла экспедиция Пенсильванского университета, возглавлявшаяся А. Роу и получившая концессию на изучение поля пирамид в Медуме. Между тем в Гизе пришли немцы (в 1909 году под руководством Э. фон Зиглина), а в Саккара с 1914 года опять работали французы - П. Лако, В. Лоре, Г. Жекье и др., в 1926 году к ним присоединился Ж.- Ф. Лауэр, который работает там и поныне. В тридцатые годы в изучение Древнего Египта впервые включились и сами египтяне: Селим Хасан (1886 - 1961), к которому перешло руководство раскопками в окрестностях пирамиды Униса, и Абд эс-Салям, позднее обследовавший пирамиду Джедкара в Саккара. Все работали с группами специалистов, и, подобно Борхардту, методично и успешно, не вызывая, однако, большой шумихи. Ведь они были уже не первыми, они не находили золота и драгоценностей, их не постигало «проклятие фараонов»... Исследователи этой второй волны не снискали такой славы, какая выпала на долю пионеров, но их работа была отнюдь не беднее ни драматическими моментами, ни волнующими событиями. В 1920 году Фёрс провалился в шахту, из которой вел ход в пирамиду правительницы Ипут, еще в 1897 году открытую В. Лоре; вскоре он обнаружил по соседству с ней еще одну, малую пирамиду. В 1924 году Фёрс, наоборот, был вынужден капитулировать перед ступенчатой пирамидой в Дашуре, ибо даже с помощью современной техники он не смог добраться до ее нижней камеры, а прибегнуть к динамиту не хотел. С 1926 но 1935 год Жекье открыл под наносами песка полдюжины неизвестных ранее пирамид: три малые пирамиды супруг Пиопи II, каменную пирамиду царя Иби из VII или VIII династии и две большие кирпичные пирамиды, окруженные заградительными плитами. Одна из них, на самом юге саккарского поля, принадлежала царю Хинджеру из ХIII или XIV династии, т. е. относилась к периоду, последовавшему за распадом Среднего царства. Возможно, это была последняя пирамида, построенная в Египте. Но отнюдь не последняя из открытых археологами.

Поле пирамид в Абусире (реконструкция). Слева направо: пирамиды Нефериркара, Ниусерра и Сахура (у двух последних — нижние храмы и «восходящие» дороги). На заднем плане Солнечный храм Усеркафа и Ниусерра, на горизонте — пирамиды Гизе

Весной 1951 года внимание молодого египетского археолога Мухаммеда Закарии Гонейма, который незадолго до этого был назначен инспектором саккарского кладбища, привлекло небольшое плоское возвышение юго-западнее пирамид Джосера и Униса. На карте оно было обозначено как естественное плато, но обломки стены, которые Гонейм нашел при осмотре, подтвердили то же, что показывала фотография, сделанная с самолета: плато могли образовать наносы над древней гробницей. Гонейм получил разрешение на археологические изыскания и 27 сентября 1951 года начал раскопки. В конце года он наткнулся на стену ограды, а 29 января 1952 года старший десятник Хофни Ибрагим объявил ему, что рабочие обнаружили угол массивной постройки. Еще до окончания весеннего сезона Гонейм уже был уверен, что открыл пирамиду. Дальнейшие раскопки показали, что это была пирамида того же тина, что и пирамида Джосера, но недостроенная. 31 мая 1954 года Гонейм вступил в погребальную камеру и нашел в ней нетронутый алебастровый саркофаг. По картушу на посмертных предметах он выяснил, что эта пирамида принадлежала царю Сехемхету, сыну и наследнику царя Джосера. Значит, это была вторая из самых древних пирамид в Египте!

Утерянная и заново открытая пирамида Сехемхета - крупнейшее археологическое открытие в Египте, сделанное во второй половине XX века, но крайней мере до настоящего времени. То обстоятельство, что пирамида сохранилась в незавершенном виде, ученым было только на руку. Песок законсервировал ее в стадии постройки; обнаженные стены и неубранный участок вокруг свидетельствовали о том, как строились пирамиды, и поставили крест на ряде фантастических, но фанатически отстаиваемых «теорий». Впрочем, эга пирамида не дала ничего нового и не совершила никакого переворота в наших знаниях. Она лишь подтвердила, что к середине нашего столетия мы уже знали о пирамидах все самое главное и существенное.
Что значит все «самое главное и существенное»? Прежде всего, мы знаем, каково было их назначение, как они возникли и с какого времени строились. Далее, нам известно, какова была их эволюция и как они выглядели на отдельных ее фазах; за редкими исключениями, мы знаем также, кто повелел их построить и в какую эпоху. Знаем мы и какова была техника и организация их строительства. И, наконец, знаем, почему и ког­да их перестали строить.

Этого для нас вполне достаточно. Однако можно еще добавить, что, несмотря на определенные сомнения, мы узнали и многие детали, включая те, что интересуют людей, которые видят в самой большой пирамиде каменную библию и поддающийся математической расшифровке прогноз истории человечества.

Объем нынешних знаний о пирамидах - это триумф науки, триумф тем более примечательный, что речь здесь идет не о каких-нибудь насущных нуждах человечества. Его можно сравнить с восхождением на Эверест или достижением полюса, практической пользы такой триумф в себе не заключает. Это заслуга не только первооткрывателей и исследователей пирамид, о которых мы здесь говорили, но и большого многонационального коллектива египтологов, в большинстве своем людей совсем иного типа. Не считая кратковременных посещений Египта, они проводили жизнь в учебных кабинетах далеких университетов; их не палило жгучее африканское солнце, песок пустынь не проникал им в легкие, не скрипел на зубах; они не носили в карманах сыворотку против змеиных укусов, но работали над теми же проблемами и с тем же рвением. Чем менее драматичным на вид казался их труд, тем больше требовал он интеллектуального напряжения; за достигнутые успехи приходилось платить дорогой ценой. Если археологи в пустыне нередко поддавались депрессии и чувству одиночества, то эти ученые при своих внешне спокойных занятиях нередко кончали инфарктом. Каждая наука имеет своих героев, и египтология не исключение.

Мухаммед Закария Гонейм

Трудно определить степень участия отдельных египтологов в окончательной разгадке тайн пирамид, - ведь в науке (и не только в науке) все взаимосвязано, взаимообусловлено и взаимозависимо, одно рождается из другого. Однако первое место тут, бесспорно, занимают ученые, завершившие изучение языка и памятников письменности древних египтян, ибо этим они создали предпосылки для познания истории пирамид. В первом поколении после Шампольона к ним принадлежали французы Э. де Руже и Ф. Шаба, англичанин С. Бёрч и русский В. С. Голенищев, из более поздних - англичане А. X. Гардинер и Ф. Л. Гриффит, немцы А. Эрман, Г. Грапов, К. Зете и француз Г. Лефевр. Далее следуют ученые, которые создали великую синтетическую картину истории Древнего Египта (хотя поначалу и с известными неточностями). Главными их представителями после Г. Масперо и Г. Бругша были французы Э. Дриотон и Ж. Вандье, немцы Э. Мейер и Г. Штейндорф, американец Дж. X. Брэстед и русский Б. А. Тураев. К ним примыкают также историки древнеегипетской экономики, государства и права, изобразительного искусства, литературы, религии и т. д., их немало, но выдающееся место в их ряду занимают советские ученые В. В. Струве, М. Э. Матье, Ю. Я. Перепелкин, М. А. Коростовцев и др. Из следующего поколения ученых мы назовем только трех, работы которых ныне являют собой последнее слово о пирамидах: это француз Ж.-Ф. Лауэр, автор «Монументальной истории египетских пирамид» (1962), его соотечественник Ж. Вандье, автор «Руководства по египетской археологии» (1952—1954), и англичанин И. Э. С. Эдварс, автор синтетического труда «Пирамиды Египта» (1947, 1961). Египтологи стремились показать на примере пирамид, что на свете существуют лишь непознанные вещи, но нет непознаваемых вещей.

* * *

Подводя же итоги развития египтологии в целом, необходимо отметить, что на рубеже XX и XXI веков завершился этап в ее истории, который можно назвать собирательным. На протяжении его шло накопление фактического материала о различных аспектах жизни древнеегипетского общества. В настоящее время наступает этап осмысления данного материала.

Источники
  • Замаровский В. Их величества пирамиды. 1986. М.: Главная редакция восточной литературы
  • Томсинов В.А. Краткая история египтологии. 2004, Издательство: Зерцало; Вече.
  • Самуэлла Фингарет. “Искусство древнего Египта в собрании Эрмитажа”. Изд.: "Аврора", 1970 г.
  • Н.А. Дмитриева. Искусство Древнего Мира. 2-е изд.: Москва "Детская Литература", 1989 г.
Опубликовано: 09 ноября 2014
Обновлено: 28 мая 2015
Просмотров: 2758

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus