Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Египтология XIX века

Статья находится в рубриках
0
1. Египтология в первой половине XIX века

Одна из зарисовок Ипполито Росселини из его книги 'Памятники Египта и Нубии' (1832-1844 гг.)

аботы Ж.Ф. Шампольона, посвященные расшифровке древнеегипетских иероглифов, способствовали усилению интереса европейских ученых к древнеегипетским письменным памятникам. Ученые и просто путешественники, посещавшие Египет, старались теперь скопировать как можно больше высеченных на древних монументах иероглифических надписей.

После того, как Мохаммед Али издал в 1835 году законодательный акт, предусматривавший меры по охране предметов египетской древности и ограничению их вывоза за пределы страны, срисовывание древнеегипетских памятников и копирование начертанных на них текстов стали основными способами сбора материала для изучения цивилизации Древнего Египта. К слову сказать, египетский паша не только не препятствовал работе многочисленных художников и копиистов на территории подвластной ему страны, но даже поощрял их, всячески содействовал их благородному труду, помогавшему сохранить для будущих историков ценнейшие исторические документы.

Среди европейских художников и копиистов, приезжавших в Египет в 30-40-е годы XIX века срисовывать и копировать древние памятники и надписи на них, был и русский путешественник А.С. Норов. "Во время своих путешествий по Египту он не только приобретал памятники, но и делал зарисовки, пытался копировать тексты, оставлял максимально подробные описания всего увиденного". Авраам Сергеевич резко отрицательно относился к варварским методам исследования древнеегипетских монументов с помощью стенобитных орудий и кувалд. Он считал своей первостепенной целью не добычу предметов египетской старины любыми возможными способами, но прежде всего их сохранение.

Коллекционеров подобного типа было немало среди европейцев, посещавших Египет в первые десятилетия XIX века. Их собрания, описания, рисунки и копии древнеегипетских памятников создавали предпосылки для дальнейшего развития египтологии.

В условиях, когда набор сведений о Древнем Египте, имевшихся в распоряжении египтологов, был очень скудным, многие ученые были вынуждены превращаться в собирателей и копиистов древних памятников. Именно рисованием, копированием и собиранием предметов древности занимались по преимуществу в Египте, ученые наполеоновской экспедиции. Эту работу осуществлял впоследствии на египетской территории и Ж.Ф. Шампольон.

Вместе с ним работал Николо Франческо Ипполито Басдессаре Росселлини (Nicola Francesco Ippolito Basdessare Rossellini, 1800-1843). Собранные в Египте исторические материалы итальянский египтолог опубликовал в девятитомном издании "Памятники Египта и Нубии". Первый том его вышел в свет в 1832 году, последний — в 1844-м, спустя год после смерти Росселлини. Все издание было разделено на три части. Первая часть, состоявшая из пяти томов и одного атласа карт и рисунков, называлась "Исторические памятники (Monumenti storici)". Она была посвящена древней египетской истории. Во второй части, которая включала в себя три тома и один атлас и носила название "Памятники гражданские (Monumenti civili)", излагался материал, отражавший ежедневную бытовую жизнь древних египтян. Третья часть — "Памятники культа (Monumenti del culto)" — состояла из одного тома и атласа. В ней описывалась религиозная жизнь древних египтян в том виде, как она была отражена в монументах и сооружениях.

Данное произведение не было единственным в творческом наследии итальянского египтолога, но оно являлось, безусловно, самым главным. Более того, "Памятники Египта и Нубии" И. Росселини можно смело отнести к числу самых значительных изданий в египтологии 30-40-х годов XIX века. Оценивая его французский египтолог виконт Эммануель де Руже писал:

"Росселлини в своем великом произведении с большим трудом применял то, что он смог извлечь из уроков Шампольона, и только к концу своей публикации, с помощью усердной работы, этот ученый начал использовать личные порывы более счастливо, предавшись для интерпретации текстов своим собственным силам; именно тогда смерть остановила его движение по много обещавшему пути".

Карл Рихард Лепсиус

Наиболее выдающимся среди ученых-египтологов рассматриваемого периода был Карл Рихард Лепсиус (Karl Richard Lepsius, 1810-1884). Он родился в один день Ж.Ф. Шампольоном — 23 декабря, и, кажется, сама судьба предопределила ему изучать Древний Египет. Однако, к египтологии немецкий ученый пришел не сразу. Его диссертация, защищенная им весной 1833 года, по завершении обучения в Геттингенском университете, была посвящена европейской археологии. Только после нее К.Р. Лепсиус занялся египтологией. Древнеегипетское иероглифическое письмо он изучал на основе "Египетской грамматики" Шампольона и первой его значительной работой в области египтологии была статья "Письмо к месье Ф. Росселлини об иероглифическом алфавите (Lettre a M. F. Rossellini sur l'alphabet hmroglyphique)", опубликованная в 1837 году в "Анналах Археологического института Рима". Молодой немецкий египтолог изложил в ней результаты дешифровки иероглифов, достигнутые Шампольоном, исправив при этом некоторые допускавшиеся последним ошибки.

В 1842 году К.Р. Лепсиус выпустил в свет свое исследование текстов древнеегипетской "Книги мертвых" в том их содержании, в котором они были отражены на иероглифических папирусах, хранившихся в музее г. Турина. Тогда же он подготовил к изданию сборник ряда важнейших документов египетской древности.

С осени 1842 года и до лета 1845 года К.Р. Лепсиус возглавлял научную экспедицию, посланную королем Пруссии Фридрихом-Вильгельмом IV для исследования территории Египта, Эфиопии и Синайского полуострова. Как показывают письма К.Р. Лепсиуса, написанные во время этого путешествия, он прибыл в Александрию в сентябре 1842 года. До конца указанного месяца он осматривал исторические достопримечательности города и одновременно готовил условия для путешествия возглавляемой им экспедиции по территории Египта. После этого К.Р. Лепсиус отправился со своей экспедицией исследовать древнеегипетские памятники, расположенные на территории от Гизы до Саккары. В течение десяти месяцев ученые изучали местные пирамиды и могилы. Многие из них уже обследовались экспедицией Шампольона. Видел знаменитый французский египтолог и описанный Геродотом и Страбоном фаюмский лабиринт. К.Р. Лепсиус шел по следам Шампольона, но делал больше ценных находок. "Там, где французская экспедиция напрасно искала комнаты, — писал впоследствии немецкий египтолог, — мы тотчас же обнаружили буквально сотни маленьких и просторных, поддерживаемых колоннами, с порогами, нишами в стенах, остатками колонн и облицовочными камнями, связанные коридорами без постоянных входов и выходов, так что описание Геродота и Страбона являются в этом отношении совершенно справедливыми".

Внутри храма Изиды в Филе, К. Лепсиус и его спутники обнаружили два двуязычных декрета, текст каждого из которых был написан иероглифическим и демотическим письмом. Один из декретов был по содержанию таким же, какой имелся на "Розеттском камне".

С 4 ноября 1844 и до конца февраля, а также с середины апреля до середины мая 1845 года К.Р. Лепсиус исследовал развалины храмов и других сооружений в бывшей столице Древнего Египта городе Фивы.

Находки экспедиции К.Р. Лепсиуса 1842-1845 годов на территории Египта дали материал для изучения египетского государства периода Древнего царства — эпохи, о которой египтологи середины XIX века почти ничего не знали. Немецкие ученые обнаружили более тридцати ранее неизвестных пирамид, а также сто тридцать захоронений египетской знати, относящихся к данной эпохе. Они привезли из Египта в Берлин 15000 предметов египетской старины, множество карт различных местностей Египта, рисунков древних монументов, барельефов, копии надписей.

Описание некоторых из наиболее ценных находок, сделанных в Египте прусской экспедицией Карла Рихарда Лепсиуса, было дано в книге "Открытия в Египте, Эфиопии и на полуострове Синай в 1842-1845 года во время экспедиции, посланной Его Величеством Фридрихом Вильямом IV Прусским", которая вышла в свет в 1852 году в Лондоне.

Рихард Лепсиус на вершине Великой пирамиды (1842 г.). Вокруг рисунка - иероглифическая надпись с титулами прусского короля, закрепленная на пирамиде, - дань за то, что Лепсиус смог обнаружить 30 пирамид.

Рисунки и копии многочисленных древнеегипетских памятников и надписей на них, сделанные в 1842-1845 года на территории Египта и Эфиопии "прусской экспедицией" под руководством К.Р. Лепсиуса, были изданы в 1849-1859 годах в двенадцати томах большого формата. Все это издание, содержавшее 894 листа рисунков и копий, было разделено на шесть частей. Его первая часть, состоявшая из двух томов, была посвящена топографии и архитектуре. Вторая часть — тома третий и четвертый — содержала рисунки египетских памятников эпохи Древнего царства. Третья часть — тома с пятого по восьмой — была посвящена египетским памятникам эпохи Нового царства. В четвертой части — томе девятом — были напечатаны рисунки древнеегипетских памятников эпохи правления в Египте династии Птолемеев и периода римского владычества. В пятой части — томе десятом — рисунки эфиопских памятников. Шестая часть — тома одиннадцатый и двенадцатый — содержала надписи на древнеегипетских памятниках, за исключением иероглифических.

Осматривая древнеегипетские памятники, К.Р. Лепсиус делал заметки в тетрадях. Эти тетради были опубликованы в 1897-1913 годах. Они составили пять текстовых томов "Памятников Египта и Эфиопии". В 1971-1974 годах данное собрание вышло в свет в Женеве в "Издательстве художественной литературы (Editions de Belles-Lettres)" новым изданием — в семи томах маленького формата.

"Памятники из Египта и Эфиопии" сосредоточили в своем содержании бесценный материал для дальнейших исследований культуры Древнего Египта. Египтолог Георг Эберс назвал это собрание "главной кадастровой книгой для всей египтологии". Издание данной книги поставило Карла Рихарда Лепсиуса в ряд наиболее выдающихся египтологов XIX века.

Одной из самых острых и трудноразрешимых проблем древнеегипетской истории всегда была и до сих остается проблема ее хронологии. Ко времени вступления К.Р. Лепсиуса на поприще египтологии ученые имели весьма смутные представления о хронологии и периодах древнеегипетской истории. "Краткая заметка по истории Египта...", составленная Шампольоном в 1829 году, показывает, что знаменитый французский египтолог почти ничего не знал о ходе и временной протяженности египетской истории от правления Менеса до нашествия гиксосов.

Осматривая во время экспедиции в Египет древние монументы, К.Р. Лепсиус старался найти в них какие-нибудь признаки, которые могли бы позволить определить время их сооружения. В наибольшей степени его занимала эта проблема во время обследования пирамид Гизы, Саккары и Дахшура. Свои размышления на эту тему Лепсиус изложил в статье "О строительстве пирамид". Из примечания под названием статьи видно, что он завершил работу над ней в мае 1843 года. 3 августа того же года она была получена Королевской Прусской Академией наук в Берлине и спустя некоторое время вышла в свет в одном из периодических изданий этой Академии. В названной статье Лепсиуса говорилось, в частности, о пирамидах, расположенных между Абу Роашем и Дашуром: "Все эти пирамиды, без исключения, относятся ко времени древнеегипетской империи, предшествующему вторжению гиксосов...".

Одна из страниц записной тетради Рихарда Лепсиуса

Результаты своих исследований в области хронологии истории Древнего Египта К.Р. Лепсиус предполагал изложить в специально посвященном указанной проблеме объемном сочинении из трех частей. Он выпустил, однако, только введение к "Хронологии Египта" и первую часть этой книги, содержавшую критику источников, которые составляют основу для определения временных рамок правлений тех или иных древнеегипетских властителей. Вторая и третья части "Хронологии Египта", в которых Лепсиус намеревался применить выработанные им принципы датировки исторических событий к течению древнеегипетской истории, так и не были написаны. По мнению Дилльманна, основные идеи ненаписанных частей "Хронологии Египта" были высказаны Лепсиусом в сочинении "Королевская книга Древнего Египта", вышедшем в 1858 году.

В построении своей хронологии древнеегипетской истории К.Р. Лепсиус отталкивался от событий, вызвавших исход евреев из Египта. Немецкий ученый полагал, что эти события произошли во времена правления фараона Рамсеса II. Сам же исход он относил на период пребывания на троне наследника последнего — фараона Мернептаха. К.Р. Лепсиус фактически опирался в датировке событий истории Древнего Египта на библейские даты. Отталкиваясь от этих дат, он определял, в частности, начало правления первого властителя Древнего Египта, известного под именем Менеса, временем, соответствующим 3892-му году до н.э.

Немецкий ученый, вероятно, сам понял на каком-то этапе своих исследований, что предложенные им в книге "Хронологии Египта" принципы датировки событий древнеегипетской истории порочны и мало принесут пользы исторической науке. И скорее всего, именно поэтому он прекратил работу над этой книгой.

Тем не менее, вышедшая в свет книга "Хронологии Египта" К.Р. Лепсиуса сыграла положительную роль в развитии египтологии уже тем, что породила дискуссию в среде историков по такой сложной проблеме, каковой является датировка событий древней египетской истории.

Вклад К.Р. Лепсиуса в египтологию далеко не исчерпывается его трудами 30-40-х годов XIX века. Немаловажное значение для развития науки о Древнем Египте имело и то, что он сделал на этом поприще в последующие десятилетия. Но об этом пойдет речь в следующей главе настоящей книги.

2. Развитие египтологии во второй половине XIX века

Джон Гарднер Уилкинсон

Ученые-египтологи собрали и обобщили в 30-40-е годы XIX века огромный материал, относящийся к древнеегипетским памятникам. Но он мало что добавил к представлениям об истории Древнего Египта, сложившимся в начале указанного столетия. Об этом свидетельствует содержание изданной в 1854 году двухтомной книги английского египтолога и путешественника Джона Гарднера Уилкинсона (John Gardner Wilkinson, 1797—1875) "Популярный очерк о древних египтянах".

В предисловии к названному очерку автор заметил, что последний является сокращенным изданием произведения, написанного им в 1836 году, к которому он "добавил другой материал вследствие нового посещения Египта и последних открытий, сделанных с того времени". Однако описание истории Древнего Египта, представленное английским египтологом в первом томе названной книги, очень похоже на то, которое дал Ж.Ф. Шампольон в ноябре 1829 года в "Краткой заметке по истории Египта".

Дж. Г. Уилкинсон писал, в частности, что "египтяне должны были, кажется, иметь поначалу иерархическую форму правления, которая существовала в течение длительного времени — до тех пор, пока Менес был избран королем, приблизительно между 2000 и 3000 годами до нашей эры". При этом он отмечал, что после смерти Менеса, или его сына, страна была разделена на южное и северное королевства. При этом Тинитская и Мемфисская династии правили в одно и то же время. По словам Дж. Уилкинсона, "мемфисские короли 3-й и 4-й династии, которые строили пирамиды, и Осиртасен I, лидер 12-й, или 2-й Фиванской династии, были наиболее замечательными среди них. Последний являлся первоначальным Сезострисом, но его подвиги много поколений спустя были затменены подвигами Рамсеса Великого, они перешли вместе с именем Сезостриса к последнему и более прославленному завоевателю, и Рамсес II стал традиционным Сезострисом египетской истории". Английский египтолог предполагал, что Осиртасен вступил на трон около 2080 года до н. э. и правил всем Египтом в качестве верховного властителя. Главным событием последующей египетской истории стало, по его мнению, возвышение одного из современных ему кочевых государств, которое завоевало Египет. "Пастушьи короли" изгнали туземных монархов из Нижнего Египта и на какое-то время также из Верхнего Египта. Их господство в Египте продолжалось, считал Уилкинсон, более полувека. Далее он писал:

"Около 1530 года до н. э. Амосис, лидер 18-й династии, объединив в своих руках прежде разделенную власть королевства, прогнал кочевников из страны, и Египет управлялся после этого одним королем, носившим титул "Господин Нижней и Верхней страны". К концу этой династии скипетра добились некоторые "чужеземные короли", вероятно, посредством права, приобретенного установлением брачных уз с египетской королевской семьей (на основе этого притязания корону получали в различные времена эфиопские и другие монархи), и Египет снова стонал под игом ненавистной тирании. Они ввели даже весьма еретические изменения в религию — они изгнали любимого бога Амона из Пантеона и ввели поклонение Солнцу, неизвестное в Египте. Их правление не было слишком продолжительным; и после их изгнания их памятники, так же как и каждая запись о них, были целенаправленно обезображены. Короли 18-й династии распространили господство Египта далеко в предела Азии и внутренней Африки, что показывают скульптуры Тутмоса, Аменофса и других; однако Сетос и его сын Рамсес II из 19-й династии. Правивший приблизительно с 1370 до 1270 года до н. э., расширили его еще дальше".

После этого Дж. Г. Уилкинсон вкратце описал период заката Египетского государства, который начался после фараона Шешонка (Шишака), прославившегося тем, что разрушил Иерусалимский храм и обложил Иудею данью в 971 году до н. э. "Власть фараонов была в упадке; и Ассирия, став господствующим королевством, угрожала отнять у Египта все владения, которые он захватил в течение долгой эпохи завоеваний". Правители 25-й — эфиопской династии — остановили продвижение Ассирийцев, восстановив влияние Египта в Сирии. Но былого величия Египту уже возродить не удалось. В 525 году до н. э. он был завоеван персами, и на египетском фараоновском троне утвердились династии персидских правителей. Отметив, что впоследствии Египет попал под власть греческих правителей, а затем был покорен Римом, Дж. Г. Уилкинсон завершил свой обзор древней истории этой страны.

В характеристике общественного строя Древнего Египта английский историк опирался, как и Шампольон, на сочинения Геродота Галикарнасского и Диодора Сицилийского. Полагаясь почти исключительно на Диодора, описывал Дж. Р. Уилкинсон и древнеегипетскую правовую систему. Он писал:

"Дух египетского права (как показывает Диодор) состоял не только в том, чтобы установить отдаленную перспективу наград и наказаний или просто угрожать мщением богов, но в том, чтобы применять более убедительные стимулы настоящего возмездия. Кроме того, египтяне проявляли заботу о том, чтобы правосудие отправлялось в соответствии достоинством дела, и чтобы перед трибуналом не оказывалось предпочтения или уважения лицам. Ими было принято также другое важное правило, согласно которому правосудие следует отправлять милостиво; и оно должно быть, следовательно, доступно для бедных так же, как для богатых. Самый дух их законов заключался в том, чтобы оказать защиту и помощь подвергшимся насилию, и все, что вело к поощрению беспристрастного судебного решения в особенности восхвалялось египетскими мудрецами".

Первая подробная карта царского некрополя в Фивах, сделанная Джоном Уилкинсоном в 1830 году

Как и Шампольон в "Краткой заметке по истории Египта", Уилкинсон почти ничего не сообщал в своем сочинении о событиях, происходивших во времена правлений первых одиннадцати династий древнеегипетских властителей. Эпохи Древнего царства и Среднего царства в истории Египта, а также промежуточный период между ними оставались тайной для египтологов середины XIX века. Их знание истории этих эпох, по существу, не выходило за пределы фактов, сообщенных Манефоном.

Рассказ же Манефона о первых властителях Египта — в том виде, в котором он дошел до нас в эпитоме Юлия Африканского, записанной Георгием Синцеллом, — сводился, за редким исключением, к обозначению имен властвовавших персон и времени пребывания каждого из них у власти. Лишь в некоторых случаях к этому прибавлялось указание на какое-нибудь (вероятно, самое значительное) деяние властителя. По Манефону (в изложении Синцелла), первыми властителями в Египте были боги. "У египтян первым правил Гепхестос (Hephestos) — 724 года и 3/4. Первая династия: 2° Гелос (Helos), сын Гепхестоса — 80 лет и 1/6. 3° Агатодемон — 56 лет и 1/2· 4° Кронос. — 40 лет и 1/2. 5° Осирис и Изида — 35 лет и 1/2. 6° Тифон — 29 лет и 1/2". За династией богов в списке Манефона шла династия полубогов, состоявшая из девяти властителей: Харситсита, Хоруса, сына Изиды и Осириса, и др.

Г. Масперо высказал предположение, что бог Гепхестос — это греческое имя египетского бога Птаха, а Гелиос — греческий вариант имени египетского бога Ра, Кронос — бога Сибоу, Тифон — бога Соути. "Я заключаю отсюда, — писал далее французский египтолог, — что первая божественная династия Манефона есть не что иное, как большая эннеада Гелиополиса". "Мемфисские источники, из которых почерпнута версия Манефона, сообщенная Синцеллом, являются, стало быть, исправленным изложением первоначальной истории Египта, происходящей из теологии жрецов Гелиополиоса".

Династиям богов и полубогов наследовали, согласно Манефону, династии человеческих властителей. "1. В качестве преемников духов Мертвых, Полубогов, первый царский дом насчитывает восемь царей, первый из которых — Менес из Тиниса, правил шестьдесят два года. Он был утащен бегемотом и погиб. 2. Аттотис, его сын, — в течение пятидесяти семи лет. Он построил дворец в Мемфисе; до нас дошли его сочинения по анатомии, ибо он был врачом. 3. Кенкенес, его сын, — в течение тридцати одного года. 4. Уенефес, его сын, — в течение двадцати трех лет. В его царствование великий голод охватил Египет. Он построил пирамиды близ Кохими (Kochimi). 5. Усафаидос, его сын, — в течение двадцати лет" и т. д.

Явно выраженная в списке Манефона мифическая природа первых двух династий египетских властителей заставляла египтологов сомневаться в реальности и последующих человеческих династий — в особенности, той, которая выступала у Манефона непосредственной преемницей "духов Мертвых, Полубогов". Эти сомнения усиливались вследствие того, что при археологических раскопках долгое время не обнаруживалось каких-либо памятников первых трех из обозначенных Манефоном династий человеческих правителей. Тогда как памятники последующих династий египетских властителей находились во все большем количестве. При этом археологам попадались при раскопках орудия труда и другие предметы, которые соответствовали уровню догосударственной, первобытнообщинной эпохи. Возникало впечатление, будто первоначальная история Египта прервалась на каком-то этапе, и государство появилось не в результате долговременной эволюции общества, а вследствие некоего революционного взрыва.

Отсутствие сведений о реально существовавших властителях, предшествовавших Менесу, отражалось на содержании книг по истории Древнего Египта. Изложение данной истории начиналось, как правило, с изложения скудных фактов о египетском властителе Менесе. В напечатанном в 1894 году первом томе книги У.Ф. Петри "История Египта" двум первым династиям египетских властителей уделялось всего одиннадцать страниц. Если же ученые обращались к более ранним временам древнеегипетской истории, то они вынуждены были излагать жреческие легенды о правлении в Египте богов и полубогов. При этом египтологам была совершенно ясна искусственность всех этих божественных династий. Так, немецкий исследователь К.Р. Лепсиус, излагая хронологию правлений легендарных властителей, созданную древнеегипетскими жрецами, вполне понимал, что число лет, которое отводилось ими для пребывания на троне каждого из таких властителей, обозначало не что иное, как время движения соответствовавшей этому властителю звезды.

Генрих Фердинанд Карл Бругш

Самым значительным из созданных во второй половине XIX века произведений по истории Древнего Египта является, без сомнения, книга немецкого египтолога Генриха Фердинанда Карла Бругша (Heinrich Ferdinand Karl Brugsch, 1827—1894) "История египтян при фараонах", вышедшая в свет в Лейпциге в 1877 году. В 1880 году она была издана в Санкт-Петербурге на русском языке и под несколько измененным названием "История фараонов". Кроме того, это произведение печаталось на французском языке, а в 1879 и 1891 годах выходило в Лондоне переведенное на английский язык. В 1891 году в Нью-Йорке была опубликована книга английской писательницы, путешественницы и египтолога Амелии Анны Блэнфорд Эдварде (Amelia Ann Blanford Edwards, 1831— 1892) "Фараоны, феллахи и исследователи". В ней давалась следующая характеристика книге Генриха Бругша: "Бругш в своей "Истории египтян при фараонах" соединил воедино все те документы, которые были известны в то время, когда он писал ее; однако это великолепное произведение нельзя читать, не осознавая, что оно есть не что иное, как собрание надписей, а не последовательное изложение фактов. Все правления представлены иногда только именем или датой; о целых династиях порою не говорится ни слова. Это не ошибка ученого автора. Это просто означает, что ни одного памятника тех времен не обнаружено". Чтобы убедиться в справедливости данной оценки достаточно посмотреть на содержание третьей главы книги Г. Бругша, названной им "Доисторическое время Египта". В ней немецкий египтолог просто повторяет легенды о первых властителях, записанные античными историками, главным образом — Манефоном, а также сведения, запечатленные в Туринском папирусе о династиях богах и полубогах.

Большими пробелами — в особенности, в изложении ранних эпох древнеегипетской истории — отличались и напечатанная в 1879 году книга Йоханнеса Дюмихена "История древних Египтян", и опубликованная спустя пять лет работа А. Видерманна "Египетская история" и вышедшая в 1887 году книга Эдварда Мейера "История древних египтян", и другие работы.

В 1882 году в Париже вышел в свет третий том "Всеобщей истории" Мариуса Этьена Фонтана (Marius Etienne Fontane, 1838— 1914) с весьма оригинальным названием "Египты (Les Egyptes)".

Причина, по которой французский историк употребил слово "Египет" во множественном числе, вполне объясняется содержанием его книги. Мариус Фонтан обратил в ней внимание на то, что египетское государство претерпевало существенные перемены на протяжении своей истории. В частности, неоднократно перемещалась резиденция властителей: из Мемфиса — в Фивы, из Фив — в Элефантин или Танис. Кроме того, помимо египетских по своему происхождению династий правили династии иностранные: эфиопская, персидская, греческая, римская. Каждая из этих перемен означала "глубокую революцию", возникновение на территории Египта "другого мира". М. Фонтан писал:

"Дух мемфисского Египта отличается от духа Египта фиванского, и дух эфиопского Египта равным образом обладает своей оригинальностью. Северный или Нижний Египет, центральный или Средний Египет, южный или Верхний Египет — каждый из них имеет свой религиозный, социальный, политический характер. Это — не три враждебных народа, но это — три совершенно различных Египта; и когда династии правили по отдельности, в Нижнем Египте, в Среднем Египте и в Верхнем Египте, не следует видеть здесь исторически один "народ", разделенный амбициями суверенов, и искать, где находится легитимность; а подобает просто констатировать, что в этот момент истории три Египта перестали повиноваться одному единственному фараону".

Попытка Мариуса Фонтана взглянуть на историческое развитие Древнего Египта как на историю нескольких различных "Египтов" была подвергнута критике со стороны Габриэля Шармэ. Возражая против такого понимания древнеегипетской истории, Г. Шармэ приводил в пример историю средневековой Франции. "Разве говорят о Франциях по той причине, что при Меровингах и Каролингах наша страна была разделена между различными суверенами?" Соглашаясь с тем, что Египет под властью гиксосов отличался от Египта, управлявшегося фараонами египетского происхождения, Г. Шармэ тем не менее не считал это отличие достаточным основанием для того, чтобы говорить об истории не Египта, а Египтов. По его словам, "Франция также подчинялась игу иностранцев, ее столица оказалась в руках англичан, ее легитимный государь вынужден был удалиться в провинцию, где родина была чудом сохранена".

Следует отметить, что познания Габриэля Шармэ в области древнеегипетской истории не выходили за рамки широко распространенных в популярной исторической литературе сведений о ней. Так, начало истории Древнего Египта он связывал с моментом вступления на египетский трон Менеса. Впрочем, как уже отмечалось, о более ранних временах древнеегипетского прошлого тогдашние египтологи не имели никаких реальных сведений.

3. Археологические находки второй половины XIX века

Франсуа Огюст Фердинанд Мариэтт

Недостаток материала по истории начальных эпох истории Древнеегипетского государства мог быть восполнен только археологией, которая, хотя и пребывала в то время еще в младенческом состоянии, являлась в египетских условиях самым эффективным способом получения новых исторических знаний. Французский египтолог Эжен-Жан-Баптист-Луи-Жозеф Лэфебюр (Eugune-Jean-Baptiste-Louis-Joseph Lefebure, 1838—1908) говорил в 1879 году в своей речи при открытии конференции по египетской археологии на факультете словесности в Лионе: "Египет — это страна руин: можно сказать, что история многих тысячелетий читается на бесчисленных камнях... Египетская археология представляет собой характер слишком специальный. Еще молодая, она не приносит в течение длительного времени вторичных результатов, но быстро открывает главные факты истории, которую она заново составляет: она является в своей сфере служанкой, а не слугой, то есть ей помогают, но не господствуют над ней классические документы, которые имеют ценность только, если подтверждают ее...". Немецкий историк А.Г. Л. Геерен также отмечал, что "история Древнего Египта в особенности связана с монументами, только их изучение может пролить больше света на народ, который их воздвиг".

Значение археологии в познании древней истории Египта повышалось в огромной степени вследствие удивительной способности погребенных под землей памятников египетской старины противостоять разрушительному действию почв и времени. Французский египтолог виконт Эммануэль де Руже (Emmanuel de Rouge, 1811—1872) считал, что "большое превосходство Египта в сохранении исторических материалов обязано прежде всего благотворному влиянию климата, в котором памятники гибнут только насильственной смертью. Напротив, азиатская почва, проникнутая поочередно жарой и чрезвычайной влажностью, истребляет огромные города со страшной быстротой. В египетской Дельте, которая воспроизводит те же самые атмосферные условия, множество памятников исчезло, один гранит победил все. Изобилие самых великолепных строительных материалов является еще одним особенным только для Египта даром; в свою очередь и папирус, снабжающий анналистов бумагой, также не подвержен порче, как и гранит". Об удивительном свойстве египетской почвы сохранять в течение длительного времени древние памятники писал в книге "Египетская археология" и Гастон Масперо. По его словам, "почва Египта, беспрестанно омываемая наводнением, есть черная грязь, плотная, однородная, которая высыхая способствует длительному сохранению камня".

Археологические раскопки стали производиться на территории Египта еще в начале XIX века, но тогда они велись эпизодически и были весьма ограничены по своему масштабу. С середины указанного столетия археологи работали в Египте чаще, и в течение второй половины XIX века их кропотливый труд позволил обнаружить немало очень значимых для дальнейшего развития египтологии памятников.

В 1851 году молодой французский египтолог Франсуа Огюст Фердинанд Мариэтт (Francois Auguste Ferdinand Mariette, 1821— 1881) раскопал в Саккаре двадцать четыре вырубленных из цельного гранита гробницы священных быков Аписов. Эта находка позволила уточнить былые представления египтологов о древнеегипетских культах. В 1860 году во время археологических раскопок в долине Гиза Ф.О. Мариэтт обнаружил несколько статуй древнеегипетских властителей четвертой династии. Среди них была статуя Хефрена.

В 1865 году на Сицилии был найден кусок диоритовой плиты с начертанным на нем списком имен древнеегипетских правителей. С 1877 года он хранился в музее города Палермо и потому получил название "Палермского камня". Позднее были обнаружены еще два куска этого камня меньших по сравнению с предыдущим размеров. Один из них оказался в Каирском музее, другой — в музее Флиндерса Петри при Лондонском университетском колледже.

В 1896 году высеченный на "Палермском камне" текст был опубликован итальянским историком А. Пеллегрини вместе с небольшими комментариями в журнале "Архив сицилианской истории". В 1902 году он был напечатан Генрихом Шефером в "Трудах Королевской Прусской Академии наук". Перевод указанного текста на английский язык был представлен Джеймсом Генри Брэстедом в первом томе сборника "Древних документов Египта". В предисловии к данному переводу американский египтолог писал:

"Содержание этого документа, примечательное само по себе, является, может быть, не менее ценным, чем доставляемое им открытие существования королевских анналов официального характера, которые регулярно велись королями Египта в Древнем Королевстве и уходили назад — во времена двух королевств Севера и Юга. Они обнаруживают великое и могущественное королевство с начала династий, обладающее упорядоченным правлением при высоко развитом и агрессивном государстве, и выражающее такую высокую степень культуры и цивилизации, каковая не могла быть ожидаема в то далекое столетие".

Огюст Мариетт в окружении бразильского императора Педро II перед сфинксом в Гизе. Фото 1872 года

Начертанный на "Палермском камне" (на обеих его сторонах) текст начинался со списка имен древнеегипетских властителей, правивших еще до времен правлений обозначенных Манефоном династий и до того, как на территории Египта образовалось единое государство. Заканчивался он именами властителей, которые восседали на египетском троне в середине периода правления пятой династии. Продолжительность правления додинастических властителей в тексте "Палермского камня" не была указана, тогда как перед именами властителей, входивших в династии, стояло обозначение года. Помимо этого к имени того или иного властителя иногда добавлялось указание на какое-либо важнейшее событие его правления. По мнению современных египтологов, Манефон использовал текст "Палермского камня" или другой аналогичный текст для составления своей знаменитой "Египтиаки".

В 1866 году отправился в свое второе путешествие в Египет Карл Рихард Лепсиус. Во время археологических раскопок на территории Дельты Нила — в месте, где предположительно находился город, называвшийся греками Танисом, а в Священном Завете Цоаном, — знаменитый немецкий египтолог обнаружил высеченную из твердого известняка стелу с надписями иероглифами (37 строк), демотикой и греческими буквами (76 строк). Он прочитал иероглифические письмена в соответствии с принципами их чтения, которые применялись Томасом Юнгом и Жаном Шампольоном, и оказалось, что иероглифический текст полностью совпадает по своему содержанию с текстом, высеченным греческими буквами. Это был декрет египетских жрецов города Канопа, изданный в 239 году до н. э. в часть фараона Птолемея Эвергета. Таким образом, была окончательно подтверждена правильность разработанной названными учеными методики расшифровки древнеегипетских иероглифов.

Находка К.Р. Лепсиусом нового камня с иероглифической, демотической и греческой надписями была высоко оценена египтологами. Э. де Руже писал в "Отчете о современном состоянии египетских исследований", опубликованном в 1867 году в "Сборнике сообщений о прогрессе в литературе и в науках во Франции", что "знаменитая двуязычная Розеттская надпись, первый фундаментальный для всей науки камень, отодвинута сегодня на второй ранг недавним открытием двуязычного декрета, названного Канопским, который был случайно найден при раскопках в Танисе". Немецкий египтолог Адольф Эрман писал в 1885 году, что "с открытием этой надписи (она известна как "Декрет из Канопы") первая эпоха в египтологии, в течение которой осуществлялась расшифровка надписей, также нашла свое формальное завершение. Сегодня мы больше не расшифровываем, мы читаем египетские тексты".

В начале 80-х годов XIX века при обследовании расположенных в Саккаре пирамид фараонов пятой и шестой династий было сделано одно из наиболее значительных открытий в истории европейской египтологии. На стенах комнат, предназначенных для саркофагов, были обнаружены письмена.

Эмиль Карл Адальберт Бругш

История данного открытия началась зимой 1879 года, когда кто-то из местных жителей, увидев около одной из пирамид Саккары шакала, решил поймать его. При приближении человека шакал скрылся в норе. Человек последовал за ним. Протиснувшись через нору, он оказался в коридоре пирамиды, который привел его в помещение для саркофага. И здесь он обратил свое внимание на вырезанные на стенах покрытые краской и позолотой многочисленные иероглифические надписи. Об этой находке араб сообщил в находившуюся в Каире Службу древностей. Возглавлял ее в то время Огюст Мариэтт. Авторитетный французский египтолог, в течение нескольких десятилетий активно занимавшийся археологическими раскопками на территории Египта, побывал во многих пирамидах, однако нигде не видел надписей. Поэтому он довольно скептически отнесся к сообщению о том, что на стенах одной из пирамид высечены иероглифические тексты. "Если пирамида содержит текст, то это совсем не погребальное сооружение, не правда ли", — говорил Огюст Мариэтт своему более молодому коллеге — Гастону Масперо, который пытался убедить его проверить указанное сообщение. Впрочем, отказываться от проверки сведений о наличии в пирамидах текстов Огюста Мариэтта заставляла также нехватка денежных средств.

Однако, в начале 1880 года правительство Франции выделило Службе древностей 10000 франков — весьма значительную по тем временам сумму, и таким образом появилась возможность провести обследование стен внутри пирамид в Саккаре. По всей видимости, директор Службы древностей поручил это сделать своему помощнику Э. Бругшу. Немецкий египтолог Эмиль Карл Адальберт Бругш (Emile Charles Adalbert Brugsch, 1842—1930) стал первым европейским ученым, увидевшим "тексты пирамид". Весной 1880 года он проник в пирамиду фараона Пепи I и срисовал для Мариэтта надписи, которыми были покрыты стены двух погребальных камер и коридора, который к ним вел. Огюст Мариэтт в свою очередь передал рисунки этих надписей Гастону Масперо. Последний вспоминал впоследствии об этом событии:

"Работы, начавшиеся в апреле 1880 года, под руководством рейса (старшего) Мохаммеда Шахина, привели к открытию двух разрушенных комнат и коридора, покрытых иероглифами. Оттиски (les estampages) этих надписей, сделанные месье Эмилем Бругш-Беем, были переданы мне месье Мариэттом, без указания происхождения, с просьбой исследовать их и перевести. Первый же взгляд позволил мне узнать тексты, происходящие из пирамиды Пепи I. Однако месье Мариэтт был так настроен в пользу того, что он называл своей теорией немых пирамид, что поначалу не хотел признавать, что гробница, откуда происходили надписи, является пирамидой, и что погребенное лицо — Пепи I: по его мнению, была обнаружена мастаба больших размеров, принадлежащая какому-то простому частному лицу, именуемому то ли Пипи-пен, то ли Мири-пен...".

Новые свидетельства о наличии в пирамидах текстов заставили Огюста Мариэтта к началу 1881 года признать ошибочность своей теории "немых" пирамид. Он намеревался сам посмотреть на тексты пирамид, но болезнь помешала ему это сделать. Тогда Мариэтт попросил исследовать пирамиды и убедиться в существовании внутри них надписей своего друга — немецкого египтолога Г. Бругша. 4 января 1881 года Генрих Бругш проник вместе со своим младшим братом Эмилем Бругшем в пирамиду Мер-ен-ра I, четвертого фараона шестой династии. "И в этой пирамиде — на стенах комнаты, где стоял саркофаг, — были обнаружены многочисленные иероглифические надписи".

Гастон Камиль Шарль Масперо

19 января 1881 года Огюст Мариэтт умер. В дальнейших открытиях "текстов пирамид" главную роль играл уже французский египтолог Гастон Камиль Шарль Масперо (Gaston Camille Charles Maspero, 1846—1916), который стал новым директором каирской Службы древностей.

В середине февраля Г. Масперо начал обследование внутренних стен пирамид в Сакаре. 28 февраля он проник в гробницу фараона Унаса и обнаружил в ее погребальной комнате настенные надписи. 13 апреля он нашел подобные надписи в пирамидах фараонов Пепи II и Нефериркара, 29 мая — в пирамиде фараона Тети. До конца 1882 года Гастон Масперо и его помощники обнаружили внутри пирамид более четырех тысяч строк иероглифических надписей.

Это были ритуальные, магические и мифические формулы, религиозные гимны, похвалы в адрес древнеегипетских властителей, их обращения к богам. Они располагались, как правило, на стенах комнат, где стояли саркофаги, — по предположению Самуила Мерсера, "чтобы умерший властитель мог из своего саркофага духовно видеть и читать их". Египтологи назвали данные письмена "текстами пирамид". Анализ этих текстов позволил обнаружить в их содержании немало фрагментов так называемой "Книги мертвых" — сборника религиозных текстов, созданного во времена XVIII и последующих династий древнеегипетских фараонов. "Тексты пирамид" были истоком, из которого вытекало содержание "Книги мертвых".

В течение 1884—1892 годов Гастон Масперо напечатал все иероглифические тексты, обнаруженные в пирамидах Тети, Унаса, Мер-ен-ра и Пепи II в "Сборнике трудов, касающихся египетской и ассирийской филологии и археологии". В 1894 году он выпустил в свет книгу "Надписи пирамид Саккары", в которой вкратце рассказал об открытии надписей в пирамидах Унаса, Тети, Пепи I, Миринри I (Мер-ен-ра), Пепи II и напечатал иероглифические тексты этих надписей с переводом их на французский язык. Данный перевод был сделан наспех и оказался более похожим на краткие пояснения к содержанию "текстов пирамид". Тем не менее специалисты высоко оценили эту работу Гастона Масперо. Переводчик "текстов пирамид" на английский язык Самуил Мерсер напишет более чем полвека спустя:

"Поскольку Масперо был открывателем Текстов Пирамид, постольку он был первым, кто издал и перевел их. Это были все тексты пирамид, известные во время их публикации в 1894 году. И с точки зрения того, что мы знаем о трудностях Текстов Пирамид, это издание и перевод были свидетельством гения великого мастера. Даже сегодня многие из его переводов в высшей степени соответствуют тому, что известно о содержании переведенных им текстов, что является знаком его большой учености и проницательности".

Открытие "текстов пирамид" дало египтологам богатейший материал для изучения древнеегипетской религии, познания особенностей духовной жизни древних египтян. Французский историк Франсуа Ленорман (Francois Lenormant, 1837—1883) писал в 1873 году во втором томе своего труда "Первые цивилизации": "Все признаки указывают на то, что египетская цивилизация являлась в сущности материалистической и была очень мало озабочена делами религии". Содержание "текстов пирамид" решительно опровергло это мнение. Более того, оно убедительно показало, что египтяне придавали религии и вообще духовной стороне человеческой жизни такое высокое значение, которое, пожалуй, не придавал ни какой другой древний народ. Древние египтяне были, как оказалось, первыми на земле людьми, поверившими в бессмертие человеческой души.

4. Египтология в конце XIX века

Уильям Мэттью Флиндерс Петри. 'Семьдесят лет жизни египетской археологии'

В то время, когда Гастон Масперо искал надписи внутри пирамид Саккары, английский египтолог Уильям Мэттью Флиндерс Петри (Willam Matthew Flinders Petrie, 1853—1942) занимался исследованием пирамид и развалин древнеегипетских храмов, расположенных в Гизе. Особое внимание он уделил знаменитой Большой Пирамиде фараона. Результаты своих исследований, проводившихся в зимние месяцы 1880—1881 и 1881—1882 годов, У. Флиндерс Петри опубликовал в книге "Пирамиды и храмы Гизы", состоявшей из 265-ти страниц текста и 16-ти иллюстраций. Вышедшая в свет в Лондоне в 1883 году, данная книга была распродана в течение нескольких месяцев, несмотря на то, что предназначалась она студентам, изучавшим археологию, и специалистам-египтологам.

В предисловии к своему произведению У. Флиндерс Петри скромно замечал, что оно "является, в действительности, только дополнением к предшествующим описаниям" — трехтомным трудам полковника Говарда Вайса и профессора Пиаззи Смита. На самом деле книга "Пирамиды и храмы Гизы" была самостоятельным и очень содержательным сочинением. У. Флиндерс Петри привел в ней цифры, полученные им при измерении внешних параметров пирамид, рассказал о внутреннем устройстве этих сооружений, материалах, из которых пирамиды возведены, обсудил различные теории, объясняющие их предназначение и т. д.

Осматривая Большую Пирамиду, английский египтолог увидел в ней немало таких деталей, которых не замечали прежние исследователи, или просто не обращали своего внимания: 

"Строитель Большой Пирамиды Гизы хорошо известен. Кхуфу (в греческом варианте: Кхеопа, по Геродоту, и Суфис, по Манефону, а в англо-греческом как Хеопс) называют как историки, так и картуши, найденные в качестве меток на строительных камнях. Однако на блоках Пирамиды обнаруживается и другое имя, расположенное рядом с блоками, носящими имя Кхуфу. Это другое имя является таким же, как и Кхуфу, с префиксом из двух иероглифов, которые изображают кувшин и барана, и передаются по-разному как Кхуму-Кху-фу, Нх-Шуфу, и Шу-Шуфу".

Проведенные У. Флиндерсом Петри исследования пирамид Гизы подтвердили сведения, сообщенные об этих сооружениях античными писателями: Геродотом, Диодором Сицилийским, Стра-боном, Плинием Старшим. "Точность описаний греческих путешественников, — констатировал он в рассматриваемой книге, — заслуживает внимания, так как они часто более точны в своих фактах, чем современные писатели".

Книга "Пирамиды и храмы Гизы" свидетельствовала о том, что археология превратилась к 80-м годам XIX века в настоящую науку — в эффективный инструмент добычи новых знаний о самом отдаленном прошлом человечества. Именно благодаря археологии в конце указанного столетия был совершен настоящий прорыв в познании ранней эпохи в истории Древнего Египта.

В 1894 году ученик Флиндерса Петри английский археолог Джеймс Эдвард Квибелл (James Edward Quibell, 1867—1935) проводил раскопки близ Эдфу — в месте, где был расположен древнеегипетский город Иераконполис и обнаружил целый ряд предметов, на которых были зафиксированы имена и изображения властителей, правивших в Египте до Менеса. Наибольшее научное значение среди этих предметов имели два: верхняя часть булавы, на которой обозначен древнеегипетский правитель по имени Скорпион, и палетка с изображением правителя по имени Нармер. Материалы данных раскопок не давали никаких конкретных сведений о названных властителях, но очевидно было, что предшественники Менеса являлись не богами, не полубогами и не духами мертвых, как сообщал о них Манефон, но живыми людьми .

Зимой 1894—1895 года Дж. Э. Квибелл и У. Флиндерс Петри исследовали район между Накадой и Балласом, расположенный на западном берегу Нила, и обнаружили множество захоронений, совсем не похожих на египетские захоронения времен Древнего и Среднего Царств. Позднее они писали в отчете об этих археологических раскопках:

"Могилы отличаются от какой-либо египетской, нам известной. Их черты столь необычны, что мы ходили вокруг захоронений несколько недель, не догадываясь об их природе". Перечень приведенных в указанном отчете отличительных особенностей найденных между Накадой и Балласом древних могил по сравнению с теми, которые археологи обнаруживали на территории Египта ранее, был довольно внушительным. Флиндерс Петри сделал на основании этих отличий вывод о том, что найденные им и его учеником могилы принадлежат не египтянам, а какому-то другому народу — "новой расе", по его словам. "В каждой возможной детали расположений погребенных или объектов захоронений, — говорилось в его отчете о раскопках, — нет ни одной точки сходства между египтянами и новой расой; и нельзя было бы подозревать никакой связи с Египтом, если бы захоронения были найдены в какой-либо иной стране".

Флиндерс Петри в Египте. 1922 год

Зимой 1895—1896 года французский египтолог Эмиль Клемент Амелино (Emile Clement Amelineau, 1850—1915) обнаружил при раскопках близ города Абидоса захоронения, которые были очень похожи на те, которые нашли Флиндерс Петри и Джеймс Квибелл, и которые они приписали некой "новой расе". В отличие от могил Накады и Балласа, могилы Абидоса имели иероглифические надписи, явно свидетельствовавшие о том, что погребенные в них были египтянами. Рассмотрев эти надписи, Амелино предположил, что в них обозначены имена древнеегипетских властителей, предшествовавших Менесу. Более того, это были имена, которыми назывались боги: Хор, Осирис, Сет. В отчете о первых своих раскопках в Абидосе профессор Амелино писал: "Нет никакой материальной невозможности допустить, что короли, чьи имена были обнаружены мною, могли предшествовать первой династии: совсем напротив, они совершенно согласуются с традицией, принятой в Египте и переданной нам Манефоном". Предельная осторожность, проявленная французским египтологом в данном выводе, была вполне закономерна: его находка означала, что древнеегипетские властители, которые в списках Манефона и Туринского папируса, считались богами или полубогами, и рассматривались соответственно всеми историками в качестве мифических персон, являлись на самом деле... людьми.

В 1896 году французский археолог Жак Жан Мари де Морган (Jacques Jean Marie de Morgan, 1857—1924) обнаружил при раскопках в местности Негада, расположенной южнее Абидоса, большую гробницу. В ней находилась дощечка из слоновой кости, на которой было вырезано имя Хор-Axa вместе с именем Менеса. Властитель, которого еще античные историки называли основателем древнеегипетского государства, оказался не выдуманным, а действительно жившим человеком.

Зимой 1896—1897 годов Эмиль Амелино продолжил раскопки у Абидоса. На этот раз ему не удалось сделать таких же интересных находок, какие он сделал прошлой зимой. Но то, что Амелино обнаружил, еще более утвердило его во мнении, что он случайно наткнулся на место захоронения древнеегипетских властителей первой и второй династий. В отчете о вторых абидосских раскопках французский египтолог проявлял в своих выводах намного больше уверенности, чем прежде. Свою гипотезу о принадлежности обнаруженных им захоронений властителям первой и второй древнеегипетской династии он высказывал уже как почти установленный факт. Более того, Амелино выражал вполне обоснованное подозрение о том, что "имена двух королей вполне могли применяться к персонам, принадлежащим к доисторическим династиям". Главный его аргумент в пользу такого допущения сводился к следующему: "шестнадцать имен, обнаруженных в последний год, к которым нужно присоединить пять или шесть имен прошлого года, плюс фараона, которого, как говорит Морган, он обнаружил у Неггады, если это открытие подтверждается, дают в среднем двадцать два короля, в то время как две первые династии насчитывают, согласно Манефону семнадцать". "Мне позволительно сказать в этом году, — заявлял Амелино в конце своего отчета, — что эта гипотеза, которая кажется слишком смелой, встретила огромное количество одобрений со стороны ученых, хотя они и ограничены двумя первыми династиями. Во всяком случае, то, что я нашел династии, которые предшествуют Менесу, или то, что обнаружил две первые исторические династии, является открытием большой важности, которое нельзя будет отрицать".

Как бы то ни было, открытие Эмиля Амелино окончательно подтвердило историческую достоверность списка древнеегипетских властителей, составленного Манефоном. Первые две династии в манефоновом списке назывались тинитскими. Древнеегипетский город Тинит располагался близ Абидоса, именно в том месте, где французский археолог производил столь плодотворные раскопки.

Жак Жан Мари де Морган

Находки Эмиля Амелино и Жака Моргана заставили Флиндерса Петри и Джеймса Квибелла по-новому оценить захоронения, обнаруженные ими между Накадой и Балласом. Стало очевидным, что эти захоронения отличаются от тех, которые обнаруживались при раскопках, не потому, что принадлежат чужеземцам, но оттого, что относятся к значительно более раннему периоду времени — к совершенно другой эпохе древнеегипетской истории. Эту эпоху египтологи назвали преддинастической. В результате раскопок в Эль Кабе зимой 1897—1898 года Дж. Квибелл получил новые подтверждения того, что государство на территории Древнего Египта существовало еще во времена, предшествовавшие Менесу. "Свидетельство из Эль Кааба убедило меня, — писал он в отчете об этих раскопках, — что мы были неправы, и что месье де Морган был прав, относя большую часть этой цивилизации к преддинастическому периоду. Примечательные находки месье Амелино в Абидосе и самого месье де Моргана в Накаде дали для этой датировки самое строгое доказательство".

Зимой 1897—1898 года при осмотре храма Иераконполиса Джеймс Квибелл обнаружил в нем таблички с именами четырех властителей, правивших в Египте до Менеса, а именно: Нармера, Скорпиона, Кха-секхема и Кха-секхемуи. Иераконполисский храм являлся, по всей видимости, местом их коронации. Копии найденных здесь табличек Дж. Квибелл напечатал в 1900 году в первой части книги "Иераконполис" вместе с комментариями к ним, сделанными У. Флиндерсом Петри:

"Положение Нармера теперь зафиксировано открытиями в Абидосе как соответствующее началу первой династии... король Скорпион должен стоять рядом с Нар-мером, являясь, вероятно, его предшественником, если это имя не может быть в действительности другим титулом того же самого лица. Первая династия, кажется, целиком пребывала в Абидосе; ни одного имени этой группы не было обнаружено в Иераконполисе. Положение Кха-секхемуи ясно показано природой предметов, найденных в могиле в Абидосе, — быть после первой династии, и, вероятно, до середины второй династии. И с точки зрения высоко развитого стиля статуи Кха-секхема, он должен быть помещен приблизительно в этот же период. Из его имени, которое является более простой формой, чем имя Кха-секхемуи, следут, что он скорее всего предшествовал этому королю. Таким образом, двое из этих королей принадлежат, вероятно, к концу династии десяти королей, правивших до Менеса, которая, поскольку она предшествовала первой династии, должна называться здесь нулевой династией (династией 0)".

С этими выводами египтология вступала в двадцатый век.

Источники
  • Томсинов В.А. Краткая история египтологии. 2004, Издательство: Зерцало; Вече.
Опубликовано: 09 ноября 2014
Обновлено: 28 мая 2015
Просмотров: 2147

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus