Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Внешняя политика

Статья находится в рубриках
0

  основе устремлений Египта лежала завоевательная политика. Иллюзий на сей счет быть не должно. Хотя известно, что египетские города не знали защитных стен и оборонительных систем в течение большей части истории (их защищала сама природа – Ливийская пустыня или непроходимые топи), воевать египтянам приходилось часто. И не только для того, чтобы приобрести новые земли, но и для удержания того, что было захвачено ранее воинственными фараонами. В свою очередь и Египет постоянно испытывал давление со стороны окружавших его народов…

Подтверждением того, что приходилось постоянно быть начеку, на страже владений, стало «Поучение Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара». Поучение начинается с совета, как подавлять мятежи среди бедуинов-кочевников Востока:

Следи за своими границами… Вбит пограничный столб для азиатов. Я установил границу на Востоке от Хебену до Дороги Гора. Там находятся поселения, полны они лучшими людьми со всей земли до границ ее, чтобы отражать азиатов… Подл азиат, плохо место, в котором он живет, бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды. Он сражается со времен Гора, но не побеждает, и сам он не бывает побежден. Не объявляет он дня битвы, подобно грабителю… Охраняй Дельту. Наполнена сторона ее водой вплоть до Соленых озер. Смотри там центр кочевников. Стены (Дельты) воюют, воины ее многочисленны… Я разграбил их поселения, захватил их стада».

Роспись в гробнице Рамсеса IV

Роспись в гробнице Рамсеса IV. Ок. 1289 г. до н.э.

Это и многие другие высказывания царей Египта, как и некоторые настенные изображения, указывают на то, что конфликт между правителями страны и племенами азиатов носит постоянный и довольно ожесточенный характер.

Видимо, вторжения азиатов имели место задолго до прихода гиксосов. Их набеги определялись не столько геополитическими или этническо-религиозными, но главным образом экономическими причинами или природными обстоятельствами. Египтяне старались не допустить кочевые племена Азии к драгоценной влаге («Да просят азиаты воду, как обычно, чтобы напоить свой скот»). Ментухотепу, «объединителю двух стран», пришлось победить врагов на юге и на севере, а также «горцев» иноземных стран на берегах Нила. Среди них – ливиец, азиат, нубиец и т. д. Азиаты могли войти в Дельту. Только при сильных фараонах их изгоняли из Египта (Ахтой I, Ахтой III, Ментухотепы XI династии). Первое появление азиатов в Египте связано с еврейским племенем Авраама, второе – с переселением израильтян Иакова в область Гессем, в Фаюме. Как известно, евреи тогда были пастухами. Грандиозное строительство в Египте в эпоху Среднего царства привело к тому, что создание ирригационных систем, городов, сложных комплексов зданий типа города Иллахуна и знаменитого Лабиринта, сооруженного у самого входа в Фаюмский оазис, сделало труд еврейских скотоводов менее востребованным. Агрессивный характер политики фараоновского Египта усилился. Аменемхет I, укрепив власть и реорганизовав систему управления, продолжил курс на покорение восточных земель. Его полководец Нессумонту (1976 г. до н. э.) так описал свой поход в Палестину:

Я разгромил иунтиу, менциу и хериуша (племена азиатов). Я разрушил жилища кочевников, как будто их никогда не было. Я мчался за ними по полям. Я подошел к тем, кто скрылись за своими укреплениями. Не было там равного мне…»

Понятно то почтение и обожание, которыми пользовались у народа Египта воинственные правители (Сенусерт III и Сенусерт I, чьи образы слились в сознании в обобщенном образе фараона Сезостриса). Он заставил платить Эфиопию дань Египту золотом, слоновой костью, черным деревом. Греки утверждают: он первым покорил Эфиопию, «страну троглодитов», завладел береговой полосой Аравийского залива. Геродот говорил и о его походе через Восточное Средиземноморье из Азии в Европу и якобы даже о покорении территорий, где жили фракийцы и скифы. Результатом покорения этих и других земель стало улучшение экономического и социального положения собственно египтян.

Примерно с середины Среднего царства (то есть с эпохи Сенусерта III, с 1887 г. до н. э.) они стали обзаводиться слугами. Приток чужеземцев-слуг заметно возрастает не только у богатых египтян, но и у людей среднего достатка (число слуг западносемитского происхождения достигает половины от их общего числа). И вовсе не обязательно, что они были обязательно рабами. Нельзя исключать того, что они были приняты в Египет на правах гражданского населения. Однако не вызывает сомнений, что между «слугами» и хозяевами отношения становились все более напряженными, если не сказать еще более резко – человеконенавистническими. Косвенным подтверждением тому, что ненависть между сторонами сгущалась, стали написанные магическими знаками «Тексты саркофагов». Так как форма их письма отличалась от официальной, видно, что стороны пытались скрыть их содержание. Ко второй половине XII династии относятся и многочисленные «Тексты проклятий». Они записывались на сосудах и фигурках, а потом разбивались. Эти «черепки проклятий» найдены в каменоломнях у Серабит-эль-Хадима, на Синайском полуострове, и содержат проклятия надсмотрщикам и их хозяевам. Вероятно, при Ахтое I (или до него) в Египет пришло племя Авраама (где-то около 2222 г. до н. э.). Одно странно в этой истории: похоже, «слуги» вскоре стали хозяевами… Все отмечают, что Авраам и Лот обогатились в Египте и скотом, и людьми, и серебром, и золотом. В итоге их быстрого обогащения между евреями и египтянами возникли трения.

Фигурки

Фигурки египетских солдат, идущих маршевой колонной

Египтяне вели постоянные войны с окружающими народами, стремясь упрочить свое господство. Так, их войско совершало походы на юг еще при I династии. Из глубин Нубии доставлялся камень для статуй и строек Египта. Из камня строились и крепости. Фараон Сахура снарядил морскую экспедицию в далекую страну Пунт, что южнее Красного моря. Экспедиции совершались водным путем, по Нилу, или сухопутным. Возглавивший их Хирхуф привез оттуда многочисленные подарки фараону: черное дерево, слоновую кость, шкуры леопардов, благовония, скот и… карлика. Золото тогда еще не добывали в этих местах. Власть над южными и северными странами Египет, как мы видели, сохранял с помощью военной силы.

Как только Египет ослабевал, он терял власть над территориями, и тогда Нубия вновь обретала независимость. Гиксосские правители, завоевавшие Египет, признавали Нубию как самостоятельную страну и вели с ней переговоры. С XVIII династии начинается третье завоевание Нубии. Надпись гласит: «После того как его Величество перебил соседние азиатские племена, он поплыл вверх по Нилу в северную Нубию с целью истребить нубийских кочевников. И его Величество произвел среди них страшное опустошение». С Яхмеса I и Аменхотепа I вводится должность наместника Нубии. Их называли «царским сыном» («царским сыном страны Куш») или «начальником южных стран». Как правило, это сыновья фараона.

Сила – это главный аргумент. Недаром скипетр и бич составляли два непременных атрибута фараона. В пору могущества достаточно было Египту послать в соседнюю страну военный отряд («с миссией мира»), чтобы ее народ признал себя вассалом. Царица Хатшепсут направила морские суда в страну Пунт (на севере Сомали), считавшуюся родиной фимиама и мирры. При этом ее царькам передали подарки для местных богов (золото в кольцах, украшения, оружие). Впечатленные грозным видом египетских воинов и судов обитатели Пунта поспешили признать над собой главенство фараона, направив в Египет посольство с ценными дарами (благовония, слоновую кость, золото).

Главные вопросы внешней политики и тогда часто решались не в ходе мирных переговоров, а на полях сражений. Войны были постоянным спутником тогдашнего мира. Египет старался расширить границы на север и восток, и сражался со многими племенами и народами. При всей нашей симпатии к египтянам напомним: в основе их мощи и величия лежала политика угнетения. Отметим, что при Тутмосе III каждый год на протяжении двадцати лет в Азию отправлялось войско на новые завоевания. Эти походы стали «столь же обыденным явлением, как и разлив Нила». Рамсес II сражался с хеттами, Финикией, Палестиной, Сирией. Понадобилось 15 походов Тутмоса III в Сирию, пока он смог-таки принудить ее правителей к выгодному миру. Обелиск в Танисе упоминает и о захвате палестинских принцев в плен. Египет был такой же тиран, как и все прочие. И сегодня можно видеть фигуры покоренных Египтом народов (презренные и ничтожные). Спинами и головами они подпирают престол 20?метровых статуй Рамсеса у входа в храм Абу-Симбела. Сохранился ряд памятников, на которых запечатлены и пленные нубийцы-негры. Аменхотеп II взял 90 тысяч пленных, распределив их между храмами страны.

Скипетр и бич в руках фараона

Скипетр и бич в руках фараона

Посмотрим, что же представляла собой армия Египта. В эпоху Древнего царства армия походила на народное ополчение, набираемое местными правителями. Считают, что вначале большой постоянной армии в Египте не было, а было что-то вроде свободного набора, напоминавшего набор солдат в Англии XVIII века, когда из кроватей выволакивали симулянтов и искали будущих героев в пещерах и местных тавернах. Возможно, войска напоминали военные поселения в России в эпоху Аракчеева или же лагеря заключенных в сталинскую эпоху, ибо их использовали для работ в каменоломнях, на рытье каналов и, возможно, при строительстве пирамид. Так или иначе, а свидетельств о наличии в Египте большой постоянной армии нет, если не считать телохранителей фараона (египетских преторианцев). А вот признаков того, что египтяне не любили воевать и не особо стремились снискать славу на военном поприще, более чем достаточно. В подтверждение первого тезиса приведем некий текст, который описывает невзгоды армейской службы, показывая полнейшую ее непривлекательность: «Позволь мне рассказать тебе о горестях солдата! Его будят, давая поспать всего час, и погоняют, словно осла. Он работает до самого заката. Он голоден, его тело истощено, он становится живым мертвецом. Его отправляют в Сирию. Он марширует по высоким горам. Воду он пьет через два дня на третий, и его кожа покрывается солью. Его здоровье подорвано. Приходит враг, обрушивает на него стрелы, и жизнь покидает его. Ему говорят: «Спеши, отважный воин, – покрой свое имя славой!» – но он ничего не соображает, его еле держат колени, лицо у него болит. Когда приходит победа, его величество поручает воину сопровождать пленных в Египет. Иноземные женщины не могут долго идти, и воины несут их на спине. Его походный мешок падает, и другие несут этот мешок, пока воин тащит сирийскую женщину. В родной деревне воина ждет семья, но он так и умирает, не повидавшись с женой и детьми». Документ хотя и относится к довольно позднему времени (сам по себе), весьма красноречив и не нуждается в каких-либо комментариях.

Простые египтяне в массе своей были миролюбивы. Об этом говорят и свидетельства современников. Г. Масперо отмечал:

Чистокровный египтянин не любит военного дела, и страдания солдата дают писателям неистощимый материал для сатир. Они охотно изображают его в лохмотьях, изнывающим от голода и жажды, подвергающимся дурному обращению со стороны начальства при малейшем упущении; если его пощадят неприятельские стрелы, его ждет гибель в утомительных походах; …незавидной картине они противопоставляют образ скриба, богатеющего, не подвергаясь опасности, и окруженного почетом. Поэтому, едва заговорят о войне, половина мужчин, годных по возрасту идти под ружье, спешит укрыться в горах от посягательств набора (в армию). Они прячутся там, пока не закончится набор и новобранцы не будут в пути; тогда они возвращаются в свои деревни и подарками (кому следует) предупреждают нескромные вопросы…»

Воины

Воины. Роспись гробницы Джануни в Фивах

Тем не менее на протяжении всей истории страны идут постоянные войны, ибо война – это средство добычи.

Поэтому многие стремились к военной карьере… Ведь отличившиеся в боях (и при этом выжившие) получали в награду богатую добычу – землю, рабов, золото, серебро, оружие. Геродот прямо говорит, что, кроме жрецов, только воины в Египте пользовались особыми преимуществами: так, каждому из них с семьей жаловалось в надел по 12 арур отборной земли, не облагаемой налогом. Арура же составляла 100 квадратных египетских локтей. Помимо солидных наделов земли воины получали время от времени еще и другой доход. Царские телохранители, помимо доходов с земельных наделов, получали ежедневно по 5 мин хлеба, по 2 мины говядины, по 4 аристеры вина на каждого. Военная служба была «выгодна» (для тех, кто остался жив). В войны Нового царства оказались вовлечены огромные массы людей. Многие вынуждены были проводить в походах большую часть жизни. И все же египетская армия так и не стала профессиональной организацией, подобной римскому войску или греческим гоплитам. Возможно, именно по этой причине в армейской среде не оформились те неписаные уставы чести, выучки военных, о которых в дальнейшем будут говорить как о признаке «военной косточки». Правда и египтянам был сладок вкус победы. Фараон Камос сравнивал своих солдат с огненным ветром и со львами. Но назвать человека «царем зверей» – еще не значит придать ему мощь и отвагу царственного животного. Камос и сам проговаривается, когда замечает: «Мои воины были подобны львам (кидающимся) на свою добычу – людей, скот, сало, мед, (и) делящими свои трофеи (букв.: вещи) с радостными сердцами». Всегда и всюду грабители и бандиты с «радостными сердцами» делят собственность порабощенной страны. Хотя воины Камоса были скорее исключением, ибо сражались за независимость страны.

Так как война была основным инструментом политики, к военной службе готовились с юных лет. Чтобы обрести навыки и закалку, воины совершали марш-броски, пробегая по 180 стадий. Отважным бойцом слыл фараон Тутмос III. Невероятной силой отличался и его сын, Аменхотеп II. О нем говорили так:

Это был царь с такими могучими руками, что никто не мог натянуть его лук – ни из его воинов, ни из вождей чужеземных стран…»

По мере того как египетские монархи входили во вкус побед, они стали больше внимания уделять армии. Появляется подобие регулярной армии, в которой каждое большое подразделение («дивизия») состояло из 50 «полков» по 200 человек в каждом. Основу армии составляла пехота.

Пленные филистимляне

Пленные филистимляне. Рельеф из храма Рамсеса III в Мединет Абу

Элитные части были представлены колесницами и «храбрецами фараона». Конницы у египтян не было, хотя кони в отдельных случаях использовались. Войны были важнейшим источником доходов, принося немалую выгоду победителям (и в первую очередь знати). Основатель IV династии Снефру в военном походе в Эфиопию полонил 7 тыс. нубийцев и увел 200 тыс. голов скота, а из похода в Ливию он же привел с собой в Египет 1100 пленных ливийцев и стада. Э. Херинг пишет: «Отец нашего отца, когда служил военным писцом, получил эту землю от фараона, от Великого Тутмоса, которого сопровождал во время походов в презренную землю… Палестину. Пока кто-нибудь из нашей семьи остается писцом царской администрации, эта земля принадлежит нам. Так сказано в царской грамоте». Когда наступал мир, многие воины превращались в обычных рантье. С той поры они «пребывали в празднестве» (Монтэ). Полицейские же функции (охрану) обычно осуществляли выходцы из покоренной египтянами Северной Нубии.

Фараон Тутмос поместил на пилонах Карнакского храма длинный список нубийских областей, покоренных Египтом. Нубия давала золото. В гробнице Тутанхамона найдено немало золотых предметов из нубийского золота. Тутмосу III удалось подчинить эту страну. На скале у Напаты есть надпись:

Нубийцы – подданные моего Величества. Они работают для меня как один, обложенные податями в виде тьмы многообразных вещей «отрогов земли» и бессчетным количеством золота из Вават. Там строят ежегодно для отправки ко двору «осьмерные» суда и корабли… кроме податей нубийцев слоновой костью и черным деревом».

Тутмос упоминает и о других податях (300 негров и рабынь, сын правителя, взятый заложником, 275 быков и судно, груженное редким деревом и слоновой костью).

Внебрачного сына Тутмоса II, Тутмоса III, называют «Наполеоном древности». Этот прирожденный воитель год за годом вторгался в несчастную Палестину, собирая дань с ее городов и земель. Финикия, Палестина, Сирия – исключительно богатые места. Тут всегда было чем поживиться, что позаимствовать. На стенах Карнака Тутмос выбил изображения деревьев и растений. Надпись гласит: «Растения, которые его величество нашел в стране Русена. Все растения, которые произрастают, все цветы, которые находятся в Земле Бога и были обнаружены его величеством, когда его величество направлялся в Верхнюю Русену».

Фараон получал дань из Русены в виде лошадей, колесниц, серебряных сосудов и прочих товаров и продуктов, включая «сухую мирру, 693 кувшина с благовониями, сладкое масло и зеленое масло в количестве 2080 кувшинов и 608 кувшинов вина». Земля Русены, или, предположительно, Галилея, подвергалась регулярному грабежу со стороны египтян. Об итогах одной из кампаний фараона сообщается:

Дань князей Русены, которые пришли выразить покорность. Теперь каждое поселение, куда прибывал его величество, снабжало хлебом и разными хлебами, и маслом, благовониями, вином, медом, фруктами в изобилии, превосходящем всё… Урожай в земле состоял из обилия чистого зерна, зернышка к зернышку, ячменя, благовоний, зеленого масла, вина, фруктов, всего привлекательного, что есть в этой стране».

Древние колесницы

Древние колесницы

Но не только продуктами земледелия славились земли. Финикия и Палестина имели превосходных мастеров, изготавливавших красивую посуду, ткани и т. п. Поэтому египтяне и брали в плен художников из Русены. На стенах гробницы Рекмира, визиря Тутмоса III, изображены фигуры медников, сопровождаемые надписью: «Доставка азиатских медников, которых его величество взял в плен, победив Русену». Среди пленных хананеев были столяры, что изготавливали сундуки из слоновой кости и эбонита, и каменщики, задействованные на строительстве храмов и дворцов. Такова была политика египтян.

О том, как действовали завоеватели, говорит хотя бы история похода Тутмоса III против коалиции северных сирийских государств и царства Митанни (1468 г. до н. э.). Откровенно названа цель похода – «расширить пределы Египта». Этот фараон был невысок ростом, но был умным, деятельным и отважным правителем. Египетский Наполеон превзошел предшественников не только своим носом, как Сирано де Бержерак, но и масштабами своих побед. После 17 военных кампаний мощь Египта достигла наибольших высот. Среди его походов известны экспедиция в Финикию, когда он сумел перетащить через пустыню корабли, построенные в Библе, а также битвы при Кадеше и Мегиддо, где он разбил коалицию 330 сирийских князей. Военные подвиги царя запечатлены в «Анналах Тутмоса III» (длинной надписи на стенах храма в Карнаке). «Анналы» начинаются с описания битвы при Мегиддо. Сохранилась автобиография солдата по имени Аменемхаб, другие свидетельства подвигов царя. Мегиддо был неприступной крепостью. Там располагалась основная база сирийских царьков. Она господствовала над главной дорогой, ведущей из Египта к Евфрату, то есть в Месопотамию. Тутмосу в этой кампании противостояли князь Кадеша и его союзники.

Сирийцы не смогли оказать Тутмосу достойного сопротивления: «В ужасе они бежали к Мегиддо, бросая коней и колесницы из золота и серебра, и люди втаскивали их в город, хватая за платье». Захваченное египтянами, видимо, представляло ценную добычу, и они сразу же занялись дележом. Напрасно Тутмос призывал армию к дальнейшей битве: «Захват Мегиддо – это захват тысяч городов!» Воины не смогли устоять перед видом золота. В результате им пришлось в дальнейшем расплачиваться за жадность тяготами семимесячной осады города. Князю Кадеша каким-то образом удалось бежать. Тутмос взял заложников, а затем разрешил бежавшим из города вернуться. Говорят, Тутмос был первым, кто стал брать заложниками наследников азиатских царей. Пленение царского семейства не только гарантировало лояльность отцов-правителей, но и создавало «задел на будущее». Когда принцы становились правителями, они уже переняли у египтян их обычаи, язык и нравы. Поэтому они охотнее себя отождествляли с культурными египтянами, нежели с собственными подданными.

Гимн Тутмоса III восхваляет свирепость воителя.

Я пришел, я дозволяю тебе сокрушить князей Захи; я бросаю их к твоим ногам вместе с владениями… я дозволяю тебе сокрушить азиатских варваров, увести в плен начальников племени Рутону…»

Далее в том же духе:

Я пришел и дозволяю тебе сокрушить страну Востока; Кафти и Аси трепещут пред тобою…» «Я пришел, – я дозволяю тебе сокрушить народы, защищающиеся в приморских городах…» «Я пришел, – я дозволяю тебе сокрушить народы, живущие на островах… я показываю им твое величие в виде мстителя, бросающегося на спину своей жертвы…»

Нет сомнений в том, что перед нами пример откровенно деспотического государства, которое не останавливается перед самыми свирепыми карательными мерами. Об этом говорит картина отрубленных рук на рельефе из Большого храма в Абу-Симбеле. В древности существовал жестокий обычай: отрезать головы и члены врагам, а затем считать по ним убитых. Как известно, сын Осириса, Гор, взялся за оружие, чтобы вступить в битву с Сетом, убийцей отца, и тем самым восстановить справедливость. Во время боя он лишился глаза, зато ему удалось лишить своего коварного противника главного «богатства» – его мужского естества.

Показательна запись одного из военачальников фараонова войска, который с гордостью сообщает современникам и потомкам:

Войско ходило счастливо и опустошило землю жителей песков. Войско ходило счастливо и разорило землю жителей песков. Войско ходило счастливо и ниспровергло их крепости. Войско ходило счастливо и вырубило их смоковницы и виноградники. Войско ходило счастливо и перебило там войска десять тысяч. Войско ходило счастливо и привело оттуда пленных великое множество». Войско разбило мятежников и «перебило их всех».

Обелиск Тутмоса III

Обелиск Тутмоса III, вывезенный в Стамбул

Надо отдать должное Тутмосу: он никогда не отсиживался в тылу, но, как правило, всегда сам шел во главе своих войск.

По летописи Тутмоса III из карнакского храма в Фивах можно даже определить масштаб завоеваний (список захваченных палестинских поселений). В результате похода в один лишь храм Амона он передал 1598 рабов из Сирии. В списке трофеев огромное количество вещей из золота и серебра, ценных пород деревьев, резных изделий из черного дерева, слоновой кости, оправленных в золото и серебро, статуя ханаанского вождя и т. д. Этот фараон за 32 года своей бурной деятельности совершил 16 походов в Палестину, постоянно ее грабя и вывозя оттуда представителей местной знати в качестве заложников. Исследователи подчеркивают, что заложничество процветало и во времена наследников Тутмоса III.

Характерно, что царствование фараона Тутмоса III идет по четко заведенному графику: он проводит полгода в военных походах, а полгода пребывает в Фивах, организуя, строя и проверяя все то, что было сделано за время его отсутствия. Нет нужды перечислять все те многочисленные кампании, в которых участвовал царь. По сути, Тутмос провел полжизни в походах, сражаясь в одной лишь Сирии 19 лет. Итогом его побед стала огромная империя, насыщавшая страну золотом и богатствами, а также многочисленными рабами.

Египетская империя при Тутмосе включала в себя и «острова большого круга» (Крит, Кипр, Кикладские острова). «Тутмос как царь не сомневался в будущем. Верхушки его грандиозных обелисков, покрытые золотом, каждое утро ловили лучи восходящего солнца и посылали сверкающие искры через долину Нила. Рабы в странных цветных одеждах, говорящие на смеси чуждых языков, заботились о делах земли и трудились рядом с изящными гладколицыми египтянами». Как ни странно, сегодня в самом Египте не осталось ни одного обелиска времен Тутмоса (один из них, тот, что когда-то возвышался над храмом Тутмоса в Гелиополе, стоит ныне в Центральном парке Нью-Йорка, а другой украшает собой набережную Темзы в Лондоне; многие из них находятся в Париже и Риме).

Среди знаков «реформаторства» стало и преобразование армии: та перестала быть любительской, в ней укрепилось ядро профессиональных солдат. Это понятно: империю надо было удерживать, что предполагало и присутствие гарнизонов в побежденных землях. В надписи времен VI династии вельможи Уны сказано:

Его Величество собрало войско во много десятков тысяч из всего Верхнего Египта от Элефантины до Афродитополя, из Нижнего Египта, из всех округов их целиком, из укреплений, из укрепленных центров, из страны негров Иртет, негров Маджа, страны негров Иам, страны негров Уауат, из страны негров Кау, из страны Ливийцев…»

При наборе войска в эпоху Среднего царства исходили из правила: 1 рекрут брался на каждые 100 человек мужского населения. Армии эпохи Нового царства состояли из 100 000 человек, хотя они никогда не участвовали в походах одновременно.

Колесница фараона

Колесница фараона Тутанхамона и его оружие

Разумеется, структура армии с годами усложнялась: появились кадровые офицеры, корпус связи, в дополнение к пехоте, морским силам и колесницам создали и службу квартирмейстеров. И все же египтяне были не очень решительными воинами. Ведь профессиональная армия у них появилась довольно поздно. Военной науки как таковой вообще не существовало. Неизвестно никаких документов на сей счет, каковые имеются у китайцев, ассирийцев, иранцев, греков или римлян. Постоянная часть армии невелика: телохранители фараона, небольшие отряды князей или охранники храмов, лучники, копейщики, конница. Конница, офицеры – из знатных родов. Ведя частые войны, Египет со временем вынужден был опираться на наемников (ливийцы и греки).

Набор войска в поход – дело трудное и хлопотное. Тяжела жизнь воина. Одни из них гибли в битвах, другие отделывались ранами и шрамами. Об этом говорят такие красноречивые записи: «Приди, я расскажу тебе о его походе в Сирию, о его движении по хребтам, причем его довольствие и вода на плече его подобны грузу осла, и шея его образует хребет, как у осла. Хребет спины его разбит, он пьет воду протухшую. Он гонит сон. Достигает он врага, причем он подобен подстреленной птице. Когда ему удается вернуться в Египет, он как палка, которую изъел червь. Он болен. Его поражает болезнь, (при которой он должен лежать). Его доставляют на осле, одежды его украдены, а его провожатый (слуга) сбежал». Часто заключительным финалом карьеры воина оказывался скромный саркофаг или безвестная могила.

Правда, к середине XVIII династии египетская армия представляла собой довольно-таки значительную силу. Возможно, произошло это благодаря ненавистным гиксосам, которые привнесли в Египет новые виды вооружений (мечи, кинжалы, медные наконечники стрел, доспехи, колесницы, лошади и т. д.) и обогатили тактику египетского войска. Однако даже при этом особо впечатляющих побед у египтян мы не видим.

Отражая набеги греков и других островитян в микенские времена, Египет стал вербовать среди них наемников. Так, фараон Псамметих I отдавал предпочтение греческим воинам. Благодаря наемникам он усмирил непокорных номархов, всегда склонных к сепаратизму, и завершил объединение Египта (655 г. до н. э.). Иные фараоны даже были связаны тесными узами с греками. Фараон Амасис, возвысившийся благодаря национальному движению против иноземцев, сам был женат на гречанке. Он вопрошал о будущем Дельфийского оракула и посылал золото на восстановление сгоревшего дельфийского храма (548 г.). Иноземных наемников предпочитал и Эхнатон. В гвардии у него было куда больше негров, сирийцев и ливийцев, нежели египтян. В войсках фараона можно было увидеть и народы моря, включая евреев и европейцев. Наемники находились в привилегированном положении. «Видя жалкие феллахские хижины, удивляешься, как уютно устроил (там) свой очаг поселенный в Феладельфии и Тебтунисе греческий солдат-наемник». Эти воины жили в удобных домах из кирпичей, с запиравшимися ставнями и окнами, створчатой дверью, оштукатуренными стенами (с настенной живописью). В домах находили кувшины, полные монет. Фараоны расплачивались землей и деньгами с наемниками за их службу. В Дашурском декрете замиренные нубийцы упоминаются как владельцы земли. Они создавали свои колонии, были полицейскими, жандармами, сыщиками, ловили преступников, сопровождали арестантов, имели прислугу. Греки и римляне в дальнейшем составляли одну из опор войска фараонов (вспомним Габиниевых солдат Рима). Власть Египта над другими странами или областями носила временный характер. Любые перемены в общей ситуации (смерть фараона, поражение, слухи) имели следствием возмущения и даже восстания подчиненных племен.

Палетка поля битвы

Палетка с изображением поля битвы

С правления Рамсеса II началась знаменитая эпоха Рамессидов. Правильнее начать датировку эпохи с царствования фараона Сети I, за которым наступает эпоха Рамсеса II и III, длившаяся чуть более двух столетий (1320–1100 гг. до н. э.). П. Монтэ описывает это время как самое замечательное и стабильное в истории Египта… Эти два столетия прославились царствованием трех великих фараонов – Сети I, Рамсеса II и Рамсеса III. Они вмешивались гораздо активнее, чем прежде, в жизнь соседних народов. Многие египтяне жили тогда за границей. И еще больше иноземцев селилось в Египте. Надо отдать должное египтянам: они вели себя более гуманно по отношению к побежденным племенам и народам, не уничтожая их культуру и традиции, признавая за ними право сохранять богов и верования, свои порядки и даже правителей.

Рамсесы были великими строителями. Фиванские владыки XVIII династии не успели закончить восстановление опустошенных гиксосами районов. Они, правда, немало сделали в самих Фивах, однако после религиозной реформы Эхнатона им пришлось начинать все сначала. Создание гипостильного зала в Карнаке, пилоны Луксора, Рамессеум в стовратных Фивах – вот великолепный вклад Рамсеса I и его преемников. Ни один уголок огромной империи не был обойден вниманием. От Нубии до Пер-Рамсеса и до Питома Рамсесами было основано множество городов! А сколько храмов они расширили, восстановили или отстроили заново! Все эти храмы, гробницы фараонов и их цариц или же их современников дали ученым богатейший материал. Дополняют его многочисленные папирусы XIII и XII веков до н. э., повести, сказки, сборники писем, списки работ и работников, контракты, судебные отчеты и самое драгоценное – политическое завещание Рамсеса III.

Эпоха отличается большим напряжением сил. После жестокого кризиса в конце XVIII династии в стране установился религиозный мир, который заколебался лишь с приближением 1100 года. Войска этих фараонов одерживали победы. Какое-то время и удача была на их стороне. В битве египтян с хеттами при Кадеше с обеих сторон участвовали армии по 20 тысяч человек. Битва 1312 года до н. э. завершила 15-летний период жестоких битв и получила отражение в пилонах Луксорского храма в Фивах. О победе в битве говорится в знаменитой Израильской стеле, что найдена в Фиванском некрополе. Не скрывая торжества, автор и заказчик повествует о том, что «враги повергнуты в прах и молят о пощаде», «никто из вражеских племен не подымает головы», Ливия опустошена, «Ханаан пойман со всей его скверной», «Газер взят», «Ианум обращен в ничто», а «Израильское племя опустошено и лишено полевых плодов» и «Палестина стала вдовой для Египта». «Победителю хеттов» Рамсесу зодчим был воздвигнут Рамессеум. Храм находился в западной части Фив («Дом миллионов лет Рамсеса»). В действительности нет оснований говорить о победе Рамсеса в той битве.

Как правило, главнокомандующй в Египте был представлен фигурой фараона. А тот часто демонстрировал «поразительные просчеты и отсутствие даже элементарного здравого смысла, не говоря уже о военной стратегии». Рамсеса запросто обманули два вражеских лазутчика, сообщив ему накануне битвы с хеттами, что большая часть армии противника находится далеко от города. В результате он потерпел от хеттов поражение и должен был бы не увековечивать славу в Рамессеуме, а благодарить судьбу за то, что унес ноги с поля битвы.

Можно утверждать, что ему повезло: он чудом спасся и сумел спасти остатки армии.

Тогда его величество пришпорил коня, который поскакал во весь опор, и оказался среди вражеского войска. Он был совершенно один. Его величество оказался в окружении 2500 пар коней, принадлежавших вражеским воинам – хеттам и людям иных народов, пришедших вместе с ними… по три воина на каждую пару. Между тем его величество был без командиров, без оруженосца, а его пехота и его колесницы исчезли, и никто из воинов не мог храбро сразиться с врагами».

Телохранители Рамсеса II

Наемные телохранители Рамсеса II - воины-шерданы. Роспись. XIX династия.

Подобная опрометчивость могла дорого обойтись царю. Рамсес II много лет воевал с хеттами. В отдельные годы, когда он вел борьбу за овладение Сирией, ему сопутствовал успех. Но изменить в пользу Египта баланс сил ему так и не удалось.

В конце концов он вынужден был пойти на подписание мирного договора с царем хеттов Хаттусилисом III. Оживленная дипломатическая переписка обнаружена в Телль-Амарнском архиве в Среднем Египте. Царь хеттов Хаттусилис III предложил Рамсесу II заключить мирный договор (1296 г. до н. э.). Фрагменты договора найдены в Карнаке и Рамессеуме. Часть договора хранится и у нас, в Эрмитаже. Документ из 18 параграфов именуется «благим договором о мире и братстве». Рамсес принял условия и заключил с хеттами договор. Там сказано: «Да будет прекрасный мир и братство между детьми детей (великих царей) на все времена». Договор был выгоден обеим сторонам. Рамсес нашел в лице хеттов союзника, хетты обезопасили себя с одной стороны, так как в это же время им угрожали армии Ассирии. Рамсес II женился на дочери хеттского царя, о чем говорит «брачная стела». Стела высечена из песчаника на отвесной скале на южной стороне храма в Абу-Симбеле. В нем сказано, что старшая дочь хеттского царя прибыла с богатым приданым. «Когда дочь этого великого правителя страны Хета проследовала в Египет, колесничное войско, сановники величества его смешались в свите ее с колесничным войском страны Хета. Были они все как египетские воины… Ели они и пили они, имея одно сердце, как братья, и ни один не ссорился со своим соседом. Мир и братство были между ними по замыслу самого бога. И великие правители всех стран, через которые они проходили, были в смущении и отвернулись, удивленные, когда увидели они людей страны Хета, соединившихся с воинами царя Египта».

Рамсес был поражен красотой хеттской царевны. Она получила египетское имя и как царствующая жена фараона была размещена во дворце. Каждый день он имел счастье лицезреть прекрасную царицу. Известна история с посылкой царем хеттов Суппилулиумом и своего сына в Египет по просьбе царицы Египта. Та хотела выйти за него замуж. Вдове Анхесенамун, дочери Эхнатона и Нефертити, бывшей замужем за Тутанхамоном, было всего двадцать лет, когда тот умер. По существующим в Египте обычаям, царица должна была иметь мужа-фараона. Она могла бы взять даже своего сына в мужья, но сыновей у нее не было. Она пишет хеттскому царю:

Сына у меня нет, а у Тебя, говорят, есть много сыновей, он стал бы мне супругом. Никогда я не соглашусь взять себе в мужья одного из своих подданных. Мне страшно даже подумать об этом».

После долгих раздумий Суппилулиум все же послал к ней сына. Однако царевича по дороге убили, видимо, по приказу верховного жреца Эйя, который надумал сам захватить египетский трон, что ему в итоге удалось.

Что лежало в основе союзнических отношений в то время? То же, что и сегодня, – экономика, браки, выгода и… страх. Крупнейшие державы держали под контролем весь регион, именуя себя «великими царями», упрочивали связи с помощью браков, заключали равноправные договора, называли друг друга «братьями», вели интенсивную торговлю, обмениваясь письмами, подарками и т. д.

Если ты питаешь благие и дружеские намерения, – пишет царь Ассирии фараону, – пошли мне много золота. Мой дом – твой дом. Напиши мне, и для тебя (тоже) найдут то, в чем ты нуждаешься. Мы – очень далекие друг от друга страны. Разве правильно, что наши посланцы постоянно находятся в пути ради таких (скромных) результатов?»

А вот и письмо царя Митанни фараону, в котором он прямо ставит уровень и характер политических отношений от количества полученных им от Египта благ и льгот:

Те блага, которые мой брат прежде посылал, мой брат их сильно сократил. Поэтому я недоволен… Я стал очень враждебен».

Все просто.

Взаимоотношения с вассалами были обычными для тех времен… Пока Египет был могуч и богат, его если и не любили, то уважали так называемые верные и преданные союзники. Сохранилась масса свидетельств о характере, быте и нравах древних народов. Иные царьки мини-государств не могли существовать самостоятельно в ту эпоху, так же как они не могут свести концы с концами ныне. Они привыкли видеть в Египте, великой державе тех лет, источник постоянных дотаций. Князь Библа Рибадди с ностальгией вспоминал:

Кто давал что-нибудь? А царь (Египта) давал продовольствие правителям, моим коллегам… Прежде моим отцам присылали из (египетского) дворца серебро и все необходимое для их жизни. И мой господин присылал им солдат».

Паразитизм и фаворитизм у таких политиков в крови… Судьба мелких князьков была бы трагична, не имей они сильного защитника и покровителя. Любопытно и письмо вавилонского царя Кадашман-Харбе фараону. Тот охотно соглашается отдать дочь в гарем фараона Аменхотепа, если тот выдаст за него одну из египетских царевен и, конечно, пришлет ему побольше золота. Интересна шкала, по которой вавилонянин расставил приоритеты во владениях фараона:

Привет твоему дому, твоим женам, твоим колесницам, твоим коням, твоим вельможам… шли мне золота, много золота».

Храм в Абу-Симбеле

Храм в Абу-Симбеле со статуями Рамсеса II

Ранее царь Митанни не раз открыто выражал недовольство (Тийе, матери Эхнатона) тем, что вместо статуй из литого цельного золота ему присылают какие-то пошлые деревянные статуи, покрытые тонким слоем драгоценного металла. «Если в стране твоего сына золота так же много, как праха, то почему твой сын пожалел для меня эти статуи?» – возмущался «верный друг». Недовольство выражалось и по поводу качества золота… Вавилонский царь выговаривает фараону Эхнатону относительно качества присланного драгоценного металла: «Когда 20 мин золота положили в печь, оттуда не вышло даже 5 мин чистого золота». Несомненно, золото и тогда уже выступало важнейшим «послом», благодаря которому решались многие дипломатические вопросы. С его помощью фараон удерживал протекторат над Сирией и другими землями в течение 150 лет, не прибегая ни к военной оккупации, ни к услугам чиновников; так что дипломатия золота существует с древнейших времен, как и древнейшая профессия…

Одним из главных источников поступления золота в Египет была Нубия, отношения с которой всегда были сложными. Египтяне являлись угнетателями, нубийцы выступали данниками и порабощенными. На египетских рисунках и барельефах видим сцены того, как нубийцы несут золотую дань хозяевам-египтянам. Впрочем, египтяне приняли меры и к тому, чтобы разрабатывать месторождения золота так сказать на промышленной основе. Дело в том, что до Рамсеса нубийские золотые прииски по-настоящему не разрабатывались, ибо тут всегда не хватало воды. Многие искатели золота на пути к заветной цели оставляли тут свои кости, не найдя глотка воды. Фараоны приказали рыть колодцы и углублять ранее отрытые скважины. Наконец, Рамсесу удалось добраться до воды, что сделало возможным постоянную эксплуатацию золотых приисков. Ученые насчитали в Восточной пустыне около ста древних золотых приисков. В Абу-Симбеле возвели грандиозный храм (1220 г. до н. э.) с четырьмя статуями царя Рамсеса II, охраняющими вход. Храм позже перенесли (уже в наше время в связи с плотиной).

Победа хеттов над Митанни изменила расстановку сил в тогдашнем мире. Хеттское государство при Суппилулиуме, разгромив хурритов, становилось грозным противником. Хетты позволяли себе вторгаться во владения Египта и, как показывают документы, даже захватывали в плен египетских воинов.

И победил он (Суппилулиум) войска страны Египта и разбил их… Когда же пленники пришли в страну Хатти, то принесли пленники чуму в страну Хатти. И с того дня в сердце страны Хатти властвует смерть».

Египетское государство все же оказалось более прочным образованием, нежели хеттская держава.

Однако уже при фараоне Меренпте (1250 г.), сыне Рамсеса II, его положение стало угрожающим. Египту угрожали с юга – нубийцы, с запада – ливийцы, с востока – сирийцы и евреи, с севера – хетты. Среди напавших на Египет при Рамсесе III «народов моря» упоминаются дануна (данайцы) и акайуаш (ахейцы). Когда пало централизованное государство (1075 г. до н. э.), Египет стал подвергаться вторжениям и захватам все чаще, ведя тяжелые войны с Ассирией. Коптский источник, «Апокалипсис Илии» (III в. н. э.), говорит о битвах против ассирийцев: «И когда они увидят царя, восставшего на севере, они назовут его «царь ассирийцев» и «царь неправедности». Он умножит свои нападения на Египет и (вызовет) смятения. Земля застонет разом. Захватит ваших детей. Многие возжелают смерти в те дни. Тогда восстанет царь на западе, которого назовут «царь мира» (т. е. мирный). Он взбежит на море как лев рыкающий. Он убьет царя неправедности. Будет отмщено Египту в битве, и свершатся многочисленные кровопролития. В тот день он повелит быть миру в Египте и дарует дар бесценный». Ассирия тогда одержала победу, и египтяне стали данниками врага.

Победоносный штурм Рамсеса II

Победоносный штурм города противника войсками Рамсеса II

История Египта знает немало драматических страниц, которые не станем «живописать» в деталях. Но поздний период египетской истории (1085—332 гг. до н. э.) отличает особый трагизм. Египту приходилось вести жестокие битвы с врагом. Он растерял былую мощь. После смерти Рамсеса III, по словам историков, на престоле сменилось девять ничтожных правителей, носивших каждый, далеко не по праву, имя великого Рамсеса. За несколько десятилетий могущество державы Рамессидов пришло к концу, так же как за два десятилетия пришло к концу былое могущество СССР. Бездарность в состоянии погубить за 10–20 лет то, что создавалось веками и поколениями. Хотя в Египте тому было множество причин: усиление местных царьков (номархов) и знати; чрезмерное увлечение «седой древностью» в ущерб тем нововведениям, которые обеспечили бы ему более динамичное развитие; рост бюрократии; забвение нужд государства; едва ли не тотальная опора фараонов в войнах, да и во внутренней политике (борьбе за власть) на наемников; отсутствие прогресса в «новых технологиях» (наступил железный век); экологические катастрофы. А главное то, что и сама страна надорвалась за долгие годы военных авантюр и насилия над другими народами и странами, ибо походы и завоевания следовали друг за другом. Сирия, Палестина, Нубия, Ассирия – вот объекты египетской агрессии. Фараоны опустошали землю покоренного им народа, «подобно чудовищному льву, перед которым бегут народы», не церемонясь с побежденными. Так, Аменхотеп после победы над Сирией тут же приказал повесить вниз головою семь сирийских князей, из числа которых он шестерых казнил, принеся их в жертву Амону (головы казненных выставили на стенах стовратных Фив). Немудрено, что, несмотря на казни вождей восставших и на то, что фараоны уводили в плен и ровняли с землей города и села, восстания сирийцев повторялись вплоть до захвата Египта ассирийцами.

Египет попадал все в большую и большую зависимость от других народов. Становилось очевидно: дальнейшая судьба Египта уже не в его руках. Персы, греки, римляне, абиссинцы, сирийцы, ливийцы, евреи стали играть в его судьбе все более заметную роль. Надо заметить, что в городах Египта издавна селились многие народы. Со временем эти люди, став земледельцами, ремесленниками, купцами или воинами, не желали оставлять страну, в которой обосновались. Они перенимали культуру, верования египтян, устанавливали тесные родственные связи с египетскими вельможами, и даже с фараонами.

Знаменитые «медджаи», представители ливийского племени, составляли не только охрану фараона, но и полицию столицы. Стоит ли удивляться, что ливийцы, держа в руках столицы, становятся правителями городов и земель Египта? Один из ливийцев, Шешонк I, став фараоном, основал Ливийскую династию, существовавшую два с лишним столетия (ок. 945–722 гг. до н. э.). Шешонк около 930 года до н. э. вторгся в Иудею, взял Иерусалим и другие города, захватив при этом богатые трофеи. Он вел обширное строительство в новой столице – Бубастисе, в Фивах и объединил страну. Затем в VIII веке до н. э. Египет попал в руки правителей Куша (Нубии). Кушиты правили в Египте до 664 года до н. э. Древние греки называли кушитов эфиопами. Фараон Тефнахт издал закон против роскоши, Бокхорис – закон, запрещавший лишать свободы должников. Фараон Шабака, процарствовавший 15 лет, держал страну в повиновении мирными средствами: не вступал в конфликт со жрецами Амона, избрал резиденцией древний город Мемфис, не ссорился он и с могущественной Ассирией. Но и эта политика не уберегла Египет от захвата ассирийцами. Царь Асархаддон после двух походов (674 и 671 гг. до н. э.) захватил страну, разделив ее между 20 местными правителями – номархами. Его именовали царем царей Верхнего и Нижнего Египта и Куша. Господство ассирийцев над Египтом продолжалось 15 лет (671–655 гг. до н. э.) и положило конец правлению XXV Эфиопской династии в Египте.

Рамессеум

Храм Рамзеса II в Фивах (Рамессеум)

Правда, фараон Амасис (568 г. до н. э.) пытался укрепить страну: развивал торговлю, строил дворцы и храмы, снизил поземельные налоги, уменьшил сборы в пользу храмов, ввел контроль за доходами знати. Но было уже поздно. Недовольство проявляли жрецы и наемники (из греков и ливийцев). И когда фараон Амасис умер (526 г. до н. э.), ничто не помешало персидскому царю Камбису, сыну Кира, начать войну против Египта (525 г. до н. э.). Падение Ассирии отсрочило трагедию, но Египет не смог противостоять персам. В сражении при крепости Пелусии Камбис наголову разбил египтян. Легенда гласила, что победа была достигнута им благодаря тому, что персидский полководец выставил перед войсками, идущими на штурм, священных для египтян кошек, ибисов и собак (якобы те побоялись ранить их в битве). Причина в ином – измена египетских военачальников, высших чинов страны: предводителя греческих наемников Фанета; на сторону персов перешел также командующий флотом египтянин Уджагоррет, а евнух Комбафей открыл Камбису «мосты и прочие дела египтян». Армия Египта сражалась отчаянно. Греческие и карийские наемники, узнав об измене Фанета, вывели его детей, зарезали их прямо на глазах у персов и их отца, и напились их кровью, смешанной с вином (Геродот). Уцелевшие воины Египта в той битве ушли в Мемфис и заперлись в его стенах. Камбис все же послал к ним послов, но египтяне разбили корабль, а послов царя изрубили на куски. В 525 году завоеванный персами Египет вошел в состав их огромной державы, а царь Камбис был провозглашен царем-фараоном. Так Египет потерял независимость в первое персидское владычество (525–404 гг. до н. э.). Камбис, захватив страну, велел вытащить тело Амасиса из гробницы и в отместку за отчаянное сопротивление египтян приказал его выпороть.

Семь лет царствовал Камбис, воинственный сын Кира (529–521 гг. до н. э.). Он сделал попытку покорить Карфаген, Финикию, Эфиопию. Фараон Псамметих III оказался в плену. Перс обрек его сына на смерть, а других знатных египтянок и его дочь сделал рабынями, заставив таскать воду. Находясь в плену у Камбиса, фараон пытался спровоцировать восстание египтян. Тогда его заставили пить бычью кровь (до тех пор, пока тот не умер на месте). Но и от Камбиса удача вскоре отвернулась. Войско, направленное на завоевание оазисов, погибло, погребенное в песках. И когда тот погиб от раны, якобы случайно нанесенной собственным же мечом, Египет, было, возликовал и воспрял, надеясь на скорую свободу.

Надежды не сбылись. И все же когда в Египет прибыл другой персидский царь, Дарий I (518 г. до н. э.), жрецы поспешили наградить его титулом фараона. Администрацию Египта стали возглавлять сатрапы, находившиеся в Мемфисе. В важнейших пунктах были размещены ахеменидские воинские гарнизоны. Так Египет стал богатейшей колонией Ахеменидов, т. е. сатрапией, платя, совместно с Ливией, Баркой и Киреной, ежегодную дань в размере 700 талантов (это более 20 тонн серебра). Власть персов поддержали и еврейские военные поселенцы.

Положение простых египтян при завоевателях – хуже некуда… Знать старалась ладить с персами. Но вскоре и она стала проявлять недовольство. Храмы лишились средств к существованию. Многие были разграблены Камбисом, что не прибавило симпатий народа и жрецов. Последующие цари персов (Дарий I, Ксеркс I, Артаксеркс I) продолжали политику угнетения. Иные из них, впрочем, проявляли уважение к богам Египта, сохраняя за храмами государственные поставки (дрова, скот, птица). Отдадим должное и Дарию I, восстановившему «академию наук», Дом Жизни – высшее научное учреждение. Вот как описывал чиновник (врач при персидском царе), посланный в Египет, задачу порученной ему царем миссии:

Снабдил я их (т. е. ученые заведения) книжными людьми… из сыновей (именитых) мужей – не было сына ничтожного среди (них). Отдал я их под руку знатоков всяких… Приказало величество давать им вещь всякую… чтобы творили они работу свою… Снарядил я их благами всякими, …каковые (значатся) в писании…»

Пленные негры

Пленные негры. Рельеф из гробницы Харемхеба в Мемфисе

Дарий I проявил себя в данном случае как разумный и мудрый политик. Персы ввели в обращение чеканные деньги, используя их вместе с имевшими хождение слитками серебра. Они осуществили грандиозное мероприятие – прорыли канал между Нилом и Красным морем. Первоначальная идея принадлежала фараону Нехо, который за сто лет до персов предпринял такую попытку. Великий персидский царь попытался завершить начинание. Проток был настолько широк, что по нему могли пройти два крупных многовесельных судна. Не ясно, служил ли проток, ничем не напоминавший нынешний Суэцкий канал, торговым или военным целям. Но Дарий, несомненно, чрезвычайно гордился своим деянием, увековечив оное несколькими надписями на больших каменных плитах, водруженных неподалеку:

Я велел рыть проток от реки Пиравы («Поток Большой», одно из египетских обозначений Нила), текущей по Египту, к морю, идущему из Персии. Он был вырыт, как я велел, и корабли пошли по нему из Египта в Персию, как была моя воля».

После захвата Египта шесть тысяч египтян во главе с фараоном были увезены в Сузы, столичный град персов. В 519 году Дарий распорядился, чтобы туда прибыли «мудрые среди военных, жрецов и писцов Египта», чтобы записать «законы фараона, храма и народа», существовавшие до 526 года. Многие египетские чиновники состояли на персидской службе. В строительстве дворца в Сузах приняли участие и египтяне (они делали скульптуры, украшали стены дворца, работали плотниками, золотых дел мастерами). Власть персов оставила после себя горестные воспоминания… После краткого периода освобождения Египет вновь подпал под власть Артаксеркса III. Тот срыл стены важнейших городов, разграбил храмы, забрал золото, серебро, изъял храмовые книги, а затем любимец царя продал их тем же жрецам за хорошие деньги.

Но жажда свободы продолжала жить в великом египетском народе. Видимо, это дает частичный ответ на загадку, о которой пишет Ю. Перепелкин:

Загадочно и то, что произошло после разгрома его Артаксерксом III. Одно короткое десятилетие отделяло падение Нахти-хуру-хбу (Нашт-хер-хбо) (в 343 г.) от прихода в Египет Александра Македонского (в 332 г.). И вот в какие-то неизвестные годы этого десятилетия только что поверженный, разоренный, ограбленный Египет, без стен вокруг городов, без средств, без наемников нашел в себе силы воспрянуть, восстать и, пускай ненадолго, но все-таки сбросить персидское иго. Это событие связано с именем фараона, чье имя условно читается как «Хаббабаша»». В этом царе, отмечают ученые, «все загадочно».

Царь Дарий I

Царь Дарий I на троне. Рельеф из дворца в Персеполе

Когда Александр Македонский разбил персов и взял город-государство Тир (333 г. до н. э.), Египет вновь ожил. Александр даже объявил себя сыном Амона, якобы, «зачатым на земле Египта». Очарованный величием и красотой Нила, полководец заложил город Александрию. В Мемфисе его короновали на египетское царство (323 г. до н. э.). Так закончился собственно фараоновский период истории Египта. Началась краткая, но бурная македонская эпоха (332–304 гг. до н. э.). Говорят, что, основав Александрию, полководец выполнил желание своей красавицы подруги, Роксаны, которая вскоре и обвенчалась с Александром. Считая бога Солнца – Ра своим покровителем, он направился в храм Амона-Ра в оазисе Сива (что в 600 км западнее Александрии). И там беседовал в уединении с оракулом, расспрашивая о своей будущей судьбе. Жрец, разумеется, изрекал то, что тот желал услышать, тем самым поддержав все начинания Александра. Полководец вышел из храма с ликующим видом и тут же на радостях обвенчался с красавицей Роксаной. Считают, что именно здесь великий муж был похоронен (на это указывают его биографы и даже перевод слова Сива-Сантария – «место, где покоится Александр»). Хотя умер он в Вавилоне в 323 году до н. э. За две с лишним тысячи лет предпринято свыше 130 попыток раскрыть тайну могилы Александра Македонского. Не только эта могила, но и многие пирамиды, как полагают, еще продолжают хранить в своих недрах многие тайны.

Как отмечал ученый-арабист А. Егоров в книге «Египет нашего времени», раскопки в 1995 году дали сенсационные результаты: в развалинах храма Амона-Ра в Сиве было обнаружено древнее захоронение. Там, как утверждали греческие специалисты, и было погребено тело полководца Александра (об этом говорят найденные свитки). Действительно, архитектура и характер постройки имеют немало общего с древними македонскими гробницами, с захоронением отца Александра – Филиппа II. Над входом в гробницу был виден барельеф с восьмиконечной звездой, личным символом царя Александра. Экспедиция греческого археолога Лианы Сувалдис обнаружила и три стелы на древнегреческом языке. Первая и главная из них гласила:

Александр, Амон-Ра. Во имя почтеннейшего Александра я приношу эти жертвы по указанию бога и переношу сюда тело, которое так же легко, как самый маленький щит, – в то время, когда я являюсь правителем Египта. Именно я был носителем его тайн и исполнителем его распоряжений. Я был честен по отношению к нему и ко всем людям, и так как я последний, кто еще остался в живых, то здесь заявляю, что я исполнил все вышеупомянутое ради него».

Саркофаг Александра Македонского

Саркофаг Александра Македонского. IV в. до н. э.

Этот текст написан в 290 году до н. э. Автором его ученые считают Птолемея I. После смерти вождя этот ближайший советник и полководец Александра станет правителем Египта и основателем династии Птолемеев.

Он захватил мертвое тело Александра и якобы захоронил его в Мемфисе, а затем в Александрии. Говорят, что тело великого полководца вначале покоилось в роскошной гробнице возле царского дворца – в золотом саркофаге дивной красоты, украшенном драгоценными камнями (затем то ли Птолемеи, то ли Клеопатра заменили золотой саркофаг стеклянным и присвоили драгоценности). Ходили самые различные слухи о месте захоронения полководца. И все же, вероятно, именно в Сивах «найдено хоть что-то имеющее отношение к Александру Великому», включая стелы, на одной из которых имеется надпись, свидетельствующая, что полководец был отравлен, а не умер от лихорадки («Первый и неповторимый среди всех, который выпил яд, ни мгновения не сомневаясь»). Но его детище, Александрия, живет и процветает. В 2000 году здесь был воздвигнут памятник Александру.

Александр Македонский положил начало царствованию в Египте целой когорты своих сподвижников. Один из его полководцев, Птолемей, получив в управление Египет, стал основателем эллинистического египетского царства. Почти три столетия Египтом будут управлять его потомки – Птолемеи (304—30 гг. до н. э.). К их роду будет принадлежать знаменитая царица Клеопатра. В жилах ее текла горячая греческо-македонская кровь. И многие славные страницы в истории Египта будут написаны, можно сказать, женской рукой.

Опубликовано: 12 января 2013
Обновлено: 28 мая 2015
Просмотров: 2802

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus