Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Религия Нового Царства

Статья находится в рубриках
1
+1
Тутмос III и Хатшепсут

Тутмос III и Хатшепсут

обедоносные цари XVIII династии, возвращаясь с богатой добычей после многочисленных сражений, совершали щедрые приношения храмам Амона-Ра, и его жрецы стали богатыми и могущественными. Торжество фиванской фамилии обусловило главенство Амона, который стал почитаться как бог-творец и, присвоив себе атрибуты и силу Ра, Хнума, Птаха, Хапи и других великих богов, стал главным богом египетского пантеона. Однако влияние лунного культа сохранялось еще достаточно долго. Об этом свидетельствуют и имена царей. За Яхмосом ("Ях родил его") последовали четыре правителя по имени Аменхотеп ("Амон доволен") и четыре по имени Тутмос ("Тот родил его").

Не смотря на значимость для истории Древнего Египта такой личности, как Тутмос III, по какой-то необъяснимой причине жрецы не чтили его память. Предубеждение против него проявлялось даже в греко-римский период, когда жрецы невозмутимо приписывали его деяния Рамсесу II или Сенусерту III. Такое намеренное искажение исторической действительности вдвойне удивительно, поскольку не сохранилось никаких легенд о тирании Тутмоса III или о его безбожии, как это было в случае с Хуфу и Эхнатоном. Что же заставляло жрецов Амона умышленно умалять заслуги и замалчивать само имя Тутмоса III?

Во все времена жреческие коллегии Древнего Египта пытались оказывать политическое влияние на правящих монархов и всячески старались вмешаться не только в дела государственного управления, но и в вопросы престолонаследия. Трудно поверить в то, что междоусобица тутмосидов ограничивалась исключительно внутрисемейной враждой. Несомненно, жрецы тоже не оставались в стороне и принимали активное участие в происходящих событиях. Какие же религиозные организации могли поддерживать наследников в их борьбе за престол фараона?

Разумеется, наиболее близкой правящему царскому дому была самая могущественная и влиятельная коллегия жрецов Амона. Однако имеющиеся в нашем распоряжении источники свидетельствуют о том, что и Тутмос III, и Хатшепсут в равной степени уважительно относились к фиванскому культу, и жрецы Амона отвечали им за это взаимностью.

Хатшепсут, например, занималась строительством новых и восстановлением старых храмов и, кроме того, специально для храма Амона, предприняла торговую экспедицию в Пунт за священными животными, благовониями и редкой древесиной, желая "сотворить Пунт в доме Амона". Помимо того, наиболее могущественным сторонником Хатшепсут был ее визирь Хапусенеб, бывший одновременно и верховным жрецом Амона, сочетая, таким образом, в своем лице власть административного правительства и власть ставшей на сторону Хатшепсут жреческой партии.

Что касается Тутмоса III, то он сам когда-то был жрецом Амона со степенью пророка, и предание гласит, что Тутмос III сместил Тутмоса I в ходе религиозного праздника, на котором оракул Амона провозгласил его фараоном, что, разумеется, не могло произойти без вмешательства жрецов. Впоследствии, по возвращении из победоносных кампаний, Тутмос III никогда не забывал делать щедрые подношения фиванскому божеству.

Чтобы объяснить, каким образом жрецам Амона удавалось заручиться доверием и снискать симпатии обоих враждующих между собой конкурентов, следует признать, что коллегия Амона сама была неоднородной по своему составу и состояла, по меньшей мере, из двух конкурирующих политических фракций, одна из которых поддерживала Хатшепсут, другая, очевидно, была партией Тутмоса III.

Амон в Карнаке

Изображение бога Амона в Карнаке

Какими политическими предпочтениями обладали представители этих партий и в чем заключались их разногласия? Чтобы понять это, необходимо сравнить деятельность правителей, которых эти партии поддерживали. Прежде всего, следует отметить, что во время своего правления Хатшепсут и Тутмос III занимали диаметрально противоположные позиции в отношении вопросов внешней политики. Хатшепсут старалась установить прочные экономические связи с азиатскими странами, ее действия отличалась дипломатичностью и миролюбием. Тутмос III придерживался в отношении своих азиатских соседей активной завоевательной политики и вполне справедливо полагал, что с помощью египетской армии он сможет значительно расширить границы египетской империи и добыть огромные богатства, покорив и обложив данью азиатские города.

Однако различия между фракциями внутри коллегии Амона отнюдь не ограничивались исключительно вопросами внешней политики, налицо были и религиозные разногласия, которые заключались в различной трактовке теологической концепции Амона - верховного бога египетского пантеона времен Нового царства.

Не смотря на то, что сейчас уже не представляется возможным достоверно определить изначальную племенную концепцию Амона, его вековая близость с культами других ярко выраженных лунных божеств, - таких как Мут, Ях и Хонсу, - позволяет предположить, что первоначально Амон тоже был лунным божеством.

Во времена Среднего царства, благодаря заключению дипломатических браков с азиатскими соседями, египетский престол впервые унаследовали правители, в чьих жилах текла хеттская кровь. Находясь под большим влиянием азиатской культуры, они всячески способствовали распространению азиатских традиций на египетской земле. В частности, широкое распространение получила азиатская форма солнцепочитания, и теологические концепции некоторых древнеегипетских божеств были изменены в соответствии с духом времени. Разумеется, в первую очередь эти перемены коснулись Амона, -главного столичного божества и покровителя правящей династии, - искусственно превращенного из лунного божества в бога солнца. Вообще говоря, для древнеегипетских божеств характерно изменение религиозных концепций, и почти всегда подобные перемены предпринимались, исходя из политических соображений.

В конце XVI в до н.э. возникла потребность в государственной идеологии, способной объединить нацию для борьбы с азиатскими завоевателями-гиксосами. Очевидно, что азиатская форма солнцепочитания для этой цели не годилась, и фиванские правители возродили древнюю форму лунного культа, связанную с поклонением таким древнеегипетским божествам, как Апет, Таурт, Мут, Ях, Хонсу и Амон. Напомним, что, согласно легенде, непосредственным поводом для начала вооруженного восстания против владычества гиксосов послужило требование гиксосского царя уничтожить гиппопотамов - священных животных, издавна ассоциировавшихся с фиванским лунным культом.

Впоследствии, во времена правления XVIII династии, Амон, постепенно поднимаясь до главенствующего положения общенационального божества как бог солнца и творец всего сущего, стал утрачивать свою изначальную связь с луной. И хотя Амон почти слился с Ра, есть свидетельства, указывающие на то, что соперничество велось не только между Гелиополем и Фивами, но также и между отдельными сектами в Фивах, где общенациональному богу было посвящено сразу несколько храмов. Теологическая система, которая была основана на верованиях, связанных с представлением об Амоне как о старом лунном божестве, имела множество точек несоответствия с теми верованиями, которые распространялись из Гелиополя, дома ученых и философов.

По-видимому, во время междоусобицы тутмосидов жречество разделилось на два лагеря: сторонники Тутмоса III придерживалась традиционной концепции Амона как воинственного лунного божества и ратовали за продолжение азиатских завоеваний, начатых еще легендарными основателями XVIII династии. Их политические и религиозные оппоненты, поддерживавшие Хатшепсут, были солнцепоклонниками, представляя собою секту Амона-Ра, и выступали за укрепление торговых сношений и мирное сосуществование азиатских и египетских культур.

В свете всего вышеизложенного, становиться понятным, почему жрецы-солнцепоклонники пренебрегали памятью Тутмоса III: его восшествие на престол, очевидно, произошедшее в результате религиозно-политического переворота, который одновременно знаменует и временную реставрацию древней формы лунного культа. Впоследствии, когда возобладала антитутмосская партия, этот переворот сочли еретическим, а имя и заслуги Тутмоса III было преданы забвению.

Скульптура Ти

Скульптура Ти, найденная в храме Хатхор в Серабит эль-Хадим, Синай. Хранится в Каирском египетском музее

Мы знаем очень мало о религиозных предпочтениях самого Тутмоса III, но нет никаких сомнений в том, что воззрения его сына, Аменхотепа II, можно назвать необычными, если не реакционными. Кроме Амона, он почитал Хнума, Птаха, Хатор и Осириса, бога-крокодила Себека, азиатскую богиню Астарту, а также богинь-кошек Бастет и Сехмет и змею Уаждет. Аменхотеп II был, по-видимому, крайне жестоким и бескомпромиссным человеком: когда он возвращался из Сирии, подавив там очередное восстание, тела семи непокорных сирийских царевичей были подвешены головами вниз к носу его царского судна. Шесть из них впоследствии были вывешены на стенах Фив, а одно отправлено в Нубию. Обнаруженные в его гробнице тело человека с проломленным черепом и мумии женщины и ребенка позволяют предположить, что при Аменхотепе II были возобновлены человеческие жертвоприношения, подобные тем, которые были связаны с поклонением солнцу при V династии.

Следующий фараон, Тутмос IV, вероятно, не был официально избран Аменхотепом II в качестве своего преемника. Лицо Тутмоса IV свидетельствует о том, что его матерью была азиатская красавица - оно красивое, но несколько женственное. Его царской женой была Мутемвия, дочь Артатама I, арийского царя Митанни. По-видимому, загадочный переворот, возведший на трон юного Тутмоса IV, мог означать окончательное возвращение антитутмосской партии солнцепоклонников. Явное свидетельство очередного вмешательства жречества в вопросы престолонаследия сохранила легенда, согласно которой Тутмос IV был избран в качестве наследника Большим сфинксом из Гизы, которого в то время отождествляли с богом солнца. Кроме того, даже после своей смерти Тутмос IV продолжал пользоваться благосклонностью и симпатией жрецов.

Аменхотеп III тоже имел ярко выраженный неегипетский тип лица: у него вытянутые щеки, нос немного загнут вверх, а выступающий вперед подбородок и стройная шея являются отличительными чертами как его жены, царицы Ти, так и их сына Эхнатона.

Множество споров ведется вокруг расового происхождения царицы Ти, которая была одной из самых примечательных женщин Египта. Если некоторые ученые считают ее азиаткой - семиткой, хетткой или арийкой, - то другие настаивают на том, что она была египтянкой или ливийкой. Однако, независимо от того, родилась ли она в Египте или нет, не вызывает сомнений то, что в ее жилах текла чужеземная кровь. Ее отец, Иуйя, по-видимому, был одним из тех азиатских аристократов, которые получали образование в Египте, и в конечном итоге осели здесь.

Не обладая преимуществами принцессы царской крови, царица Ти поднялась до позиции царственной супруги, и на официальных документах ее имя стояло рядом с именем мужа. С другой стороны, Ти была женщина с интеллектуальным запросами и артистичным темпераментом, ее влияние на искусство своей эпохи было глубоким и благотворным.

Правлением Аменхотепа III было мирным и блистательным, и он заработал свой титул "великолепный" скорее благодаря своему богатству и любви к роскоши, чем выдающимся качествам государственного деятеля. Монументы Аменхотепа III разбросаны по всей стране от Нубии до Бубастиса. Среди них колоссальные статуи бабуинов в Гермополе и галерея священных быков Аписов в Саккаре. В храме Мут в Ашеру, к югу от Карнака, он распорядился установить 600 статуй богини-львицы Сехмет.

Египетский царь и царица больше не держались в стороне от людей, подобно тому, как это было принято в Среднем и Древних царствах. При дворе больше не царила атмосфера таинственности и идолопоклонства. Семейная жизнь царственной четы в ее лучших аспектах служила идеалом для широких масс людей.

Последние несколько лет жизни Аменхотепа III скрыты от нас в тумане. Он страдал от какой-то болезни, которую пытался исцелить царь Тушратта, два раза присылавший из Митанни скульптурные изображения богини Иштар. Очевидно, в этот период царством управляла царица Ти, и, возможно, именно она инспирировала религиозный переворот, который впоследствии стал неразрывно связан с именем ее сына Эхнатона.

Египет XVIII династии поражает роскошью, не свойственной аристократам Древнего и Среднего царств. После того, как армия фараона установила прочный мир на территории Сирии, торговые маршруты открылись заново, и класс торговцев начал увеличиваться в числе и процветать. Богатства Азии потекли в Египет не только по торговым каналам, но и в качестве дани от зависимых государств, вся нация прониклась духом комфорта и процветания. Обеспеченные классы Нового царства стремились ко всевозможным развлечениям, многочисленным празднествам и удовольствиям. Хотя Египтом управляли люди, руководствовавшиеся высокими идеалами, сказывалось влияние, которое подтачивало жизнеспособность нации. Накопленные богатства и возрастающее стремление к роскоши делало людей менее пригодными для строгого и честного исполнения своего долга. Стало почти невозможно набрать в Египте большую регулярную армию, поэтому для поддержания боеспособности приходилось прибегать к услугам нубийцев, шерденов, ливийцев и азиатов.

Цари и представители знати начали отдавать предпочтение иноземным женам, в результате чего в египетском обществе появился новый тип лица, что хорошо видно по картинам и статуям того времени: строгие и энергичные лица представителей высших классов Древнего и Среднего царства сменили лица несколько апатичных женственных аристократов и утонченных дам с томными глазами и чувственными губами.

Иностранная прослойка в обществе оказывала заметное влияние на религиозные верования той эпохи. Египет был полностью открыт для азиатского влияния в религии, искусстве и других областях. В Египет импортировались чужеземные боги, поклонение которым становилось все более популярным. Среди них были Баал, Сутех и Решеп, Астарта, Анат и Кадеш.

Эхнатон

Фараон-еретик Аменхотеп IV (Эхнатон)

До начала Нового царства жрецы различных святилищ не имели между собой официальных связей, а существовали лишь в виде независимых и совершенно обособленных общин. Все эти жреческие коллегии были теперь объединены в одну большую организацию, главой которой являлся верховный жрец государственного храма Амона в Фивах, благодаря чему его власть далеко превзошла ту, которой располагали его оппоненты в Гелиополе и Мемфисе.

В эпоху Империи господствующее положение, которое занимал Египет, оказывало глубокое влияние не только на внешние стороны жизни, - на нравы и обычаи народа, на литературу и искусство, - но и на теологические воззрения. Пока царство ограничивалось Нильской долиной, деятельность богов простиралась лишь на владения фараона, и мир, доступный пониманию жрецов, ограничивался этим последним. С древнейших времен фараон являлся наследником богов и владел двумя царствами по верхнему и нижнему течению реки, которыми некогда правили они сами. Таким образом, в мифах жрецы не расширяли египетских владений за пределы речной долины, первоначально же она простиралась от моря до первых нильских порогов.

Но во времена Империи дело изменилось: расширение границ египетского господства знаменовало в то же время и расширение сферы божества. Государственная теологическая концепция сводилась к тому, что фараон завоевывает новые территории для последующей передачи их богу, то есть для того, чтобы область божества соответственным образом увеличилась. Таким образом, теологическое мышление пришло в тесное соприкосновение с политическими условиями, и теологическая теория должна была неизбежно расширить сферу власти божества до пределов тех областей, откуда царь получал дань. Вовсе не случаен тот факт, что идея мирового бога возникла в Египте в то время, когда он получал дань со всего известного в то время мира. Живя при фараонах, управляющих великой империей, жрецы имели перед глазами пример мирового владычества, и официальная государственная теологическая концепция предваряла идею единого мирового бога. Жрецы Амон-Ра были как никогда близки к тому, чтобы воплотить в жизнь эту идею, но в результате религиозной реформы фараона Аменхотепа IV (Эхнатона) единым мировым богом был объявлен не Амон, а малоизвестный прежде Атон.

Пытаясь противостоять возрастающему могуществу жречества, руководствуясь, однако, не только политическими, но и религиозными мотивами, Аменхотеп IV, тщательно изучив и переработав существующие теологические верования, ввел почитание высшего и всеобщего бога Атона, и не сделал при этом никакой попытки установить тождество своего нового божества с древним солнечным богом Ра.

Вскоре в среде жречества, привыкшего занимать высокие и влиятельные посты при дворе, началось открытое проявление недовольства, поскольку реформа Аменхотепа IV угрожала ему полным политическим уничтожением. По-видимому, жрецы пытались всячески противостоять религиозным нововведениям фараона. Безусловно, это вызвало сильный гнев у самостоятельно мыслящего молодого царя, и он начал вести ожесточенную войну против древних культов.

Последовало упразднение всех культов прежних богов Египта. Официальное служение различным богам прекратилось по всей стране, их святилища были закрыты, их имена и изображения стали уничтожаться, храмовое имущество было конфисковано, а жречество лишилось своих владений. Особенно жестким репрессиям подвергся Амон: имя этого бога было повсюду стерто с монументов, и фараон-реформатор не пощадил даже имени своего отца. Именно в это время он изменил свое имя на Эхнатон ("Дух Атона" или "Угодный Атону").

Возможно, что ситуация, созданная враждой между отдельными жреческими сектами, облегчила религиозный переворот Эхнатона, который мог бы и не произойти в том случае, если бы конкурирующие секты выступили против него объединенным фронтом, отстаивая свои общие интересы. Религиозную реформу Эхнатона поддержали просвещенная и прогрессивно мыслящая часть высшего общества, для которых архаические взгляды и примитивные суеверия казались отталкивающими и устаревшими. Идеал отрешенного от мирской суеты мудреца впервые был противопоставлен обычаям поглощенных земными интересами жрецов.

Была предпринята попытка распространить поклонение Атону по всему Египту царским декретом, что заставило широкие массы населения перейти в оппозицию, поскольку у людей вызвало сильное недовольство непрошеное вмешательство в древние обычаи и верования, которые были так тесно связаны с их жизненным укладом. В частности, новая религия пренебрегла народными верованиями, касавшимися потусторонней жизни. Народа лишили магических средств, способных охранять человека в загробном мире, у него был отнят его давний покровитель и друг в обители мрака Осирис. Некоторые пытались связать Атона с древними традициями, но он не был народным богом и слишком был далек от круга повседневных забот, чтобы иметь к ним какое-либо отношение. Народ ничего не понимал в утонченности, характерной для новой веры. Он знал только, что почитание старых богов было запрещено, и что на их место было поставлено чуждое ему божество, о котором он ничего не знал раньше.

Эхнатон и Нефертити возносят молитву Атону

Эхнатон и Нефертити возносят молитву Атону (рисунок М. Потапова, 1964 г.)

Религиозный переворот, протрясший национальные основы, сказался по всей стране пагубнейшим образом. Наряду со скрытым ропотом и противлением среди массы населения, следует отметить несравненно более опасную силу, а именно, ненависть древнего жречества, в особенности - Амона, чьи храмы стояли пустыми и заброшенными, чья обширная собственность, включавшая города в Сирии и огромные земли в Египте, была конфискована и передана Атону. Но Эхнатон происходил из линии правителей, слишком мощных и славных, чтобы его могло сместить даже самое могущественное жречество в стране; кроме того, в его оппозиции Амону фараона отчасти поддерживали древнейшие жреческие коллегии в Мемфисе и Гелиополе, давно завидовавшие узурпатору, неизвестному фиванскому богу, который был совершенно неизвестен на севере вплоть до начала Среднего царства.

Религиозно-политическая реформа Эхнатона была заранее обречена на неудачу, поскольку за время своего недолгого правления царь-реформатор не мог существенным образом изменить идеологию древнеегипетского общества, его исконные обычаи и народные верования. Повсюду сохранились практически не утратившие своих богатств и влияния родовая знать и жрецы. Поэтому вскоре после смерти Эхнатона почитание старых богов возобновилось, их храмы были реставрированы, и прежний порядок был восстановлен.

Не смотря на то, что с точки зрения египетских империалистов, правление Эхнатона было большим несчастьем для страны, мы должны признать, что это был глубоко серьезный человек с великой миссией и вдохновенный пророк, проповедовавший евангелие культуры и всеобщего братства.

Восшествие на престол Хоремхеба знаменует собой реставрацию культа Амона и восстановление прежнего порядка. Хоремхеб завоевал популярность у поклонников древних культов тем, что безжалостно преследовал адептов религии Эхнатона, повсюду стирая имя Атона.

После низвержения Атона и возвращения к условностям прошлого государственная религия утратила всякую жизненность и не обладала больше в руках ортодоксальных жрецов творческими силами. Тем не менее, религия известным образом эволюционировала, поскольку внутреннее содержание официальной государственной идеологии устанавливалось доминирующей жреческой коллегией. Государство, тесно связанное с религией, все больше и больше начало рассматриваться как преимущественно религиозное установление, долженствующее восхвалять и почитать богов в лице своего главы - фараона. Наряду с другими указаниями на эту тенденцию, о ней в значительной мере говорят и наименования храмов: отныне каждый храм обозначался как святилище царствующего фараона.

Руины Таниса

Руины Таниса - крупного религиозного центра времен Нового Царства

Девятнадцатая династия начинается с правления Рамсеса I, но не осталось никаких письменных свидетельств, способных пролить свет на его происхождение или политическое движение, которое усадило его на трон. Но, хотя история умалчивает об интригах данного периода, ее молчание достаточно красноречиво. Как показывает тронное имя царя ("избранник Ра"), он был последователем культа Ра. Также следует отметить, что среди других его имен нет ни одного упоминания Амона. С воцарением Рамсеса I, по всей видимости, началось политическое главенство гелиопольского жречества, откуда и получала поддержку новая партия власти. Солнечные атрибуты Амон-Ра со временем становились все более заметными, в то время, как поклонение луне ассоциировалось в основном с Хонсу и импортированными азиатскими лунными богинями типа Астарты.

Помимо Гелиополя, цари XIX династии получали поддержку иноземцев, что подтверждает их близкая связь с Танисом - городом в Дельте, в котором еще в конце правления XVIII династии поселилось большое количество хеттских колонистов. Со временем наполовину чужеземный город, где Сутех и Астарта стали главными божествами, приобрел большое политическое значение и, в конечном итоге, стал резиденцией фараонов, в то время как Фивы оставались религиозным центром Египта.

То, что Рамсес I получала политическую поддержку извне подтверждает и тот факт, что он заключил мирный договор с царем хеттов Сапалулом (упоминаемый в последующем договоре Рамсеса II), хотя они никогда не враждовали между собой. Вероятно, между двумя правителями просто существовали теплые дружеские отношения, которые они и продемонстрировали заключением мирного договора.

Влияние извне, по всей видимости, было ощутимым. Снова, как во второй половине XII династии и в период господства гиксосов, Сутех под именем Сета выдвинулся в Египте на передний план: его поклонником, очевидно, был и Сети I - сын и наследник Рамсеса I.

Сети I был высоким, красивым мужчиной стройного сложения с острыми чертами лица и энергичным, умным лицом. Его необычайная набожность, несомненно, имела под собой политические мотивы. Его имя встречается в храмах по всему Египту, и он восстановил многие монументы, которые пострадали во времена правления Эхнатона. В Абидосе он построил большое святилище Осириса, что лишний раз подтверждает, что бог Сет, - которому поклонялся Сети I, - будучи неотличим от своего азиатского прототипа Сутеха, не был врагом Осириса. При Сети I были возведены храмы в Мемфисе и Гелиополе. Сети I называл себя "солнце Египта и луна всех остальных земель", что свидетельствует о главенствующем положении, достигнутом культом солнца.

Очевидно Птах, так же как и Сет, начал выходить на передний план, поскольку Рамсес II сделал своего любимого сына, которого он пережил, верховным жрецом Мемфиса.

То, что долгое время было только чаянием жрецов и государственным идеалом, оказалось фактически реализованным: империя стала достоянием богов, а фараону приходилось посвящать себя исполнению обязательств перед всеохватывающим верховным жречеством, и близость каждого фараона к жрецам определялась степенью его податливости на их требования. Храмовые наделы, свободные от податей, стали играть значительную экономическую роль, ремесла стали лишь одним из элементов поддержания богов, а благосостояние и экономические ресурсы страны были постепенно поглощены жречеством. По мере увеличения богатств и могущества богов, главным образом Амона, жречество становилось все более и более значительной политической силой. В результате верховный жрец Амона, чей титул стал наследственным, принялся направлять свое влияние и силу на фараона, предъявляя все новые требования к его казне. Так постепенно возникло жреческое государство, на которое египетские жрецы греческих времен оглядывались, как на золотой век.

Тлетворная сила магической литературы, повсюду теперь распространяемая жрецами, постепенно погасила религиозно-нравственные устремления, и последние следы моральных воззрений исчезли из государственной религии Египта. Молитвы, высеченные на стенах святилищ, не затрагивали вопросы ни нравственности, ни непорочной жизни, а касались исключительно материальных благ. Например, Рамсес II просит Осириса: "И да даруешь ты мне здоровье, жизнь, многолетие и продолжительное царствование; долгую жизнь каждому моему члену, зрение моим глазам, слух моим ушам, радость моему сердцу - ежедневно. И да даруешь ты мне есть, пока я не насыщусь, и да даруешь ты мне пить, пока я не утолю своей жажды. И да утвердишь ты моих потомков царями во веки веков. И да даруешь ты мне удовлетворение каждый день, и да услышишь ты мой голос при всех моих речениях, когда я буду говорить их тебе, и да даруешь ты мне их с любящем сердцем. И да даруешь ты мне высокие и обильные разливы Нила, дабы совершать тебе божественные приношения и дабы совершать божественные приношения всем богам и богиням Юга и Севера, дабы сохранять в живых божественных быков, дабы сохранять живым народ во всех твоих странах, его скот и его рощи, которые соделала твоя рука. Ибо ты - тот, кто сотворил их всех, и ты не можешь покинуть их, дабы осуществить относительно них другие намерения, ибо это несправедливо".

Храм в Луксоре

Храм Амона-Ра в Луксоре. Около 1400 г. до н. э. (изображение из БСЭ 1969-78 гг.)

Внутри среднего класса развивалась более возвышенная форма религии, которая заключала в себе много идей, преобладавших ранее в религии Атона. Во-первых, постепенно возросло личное отношение верующего к богу, в котором он видел друга и покровителя людей. Во-вторых, человек стал понимать смысл греха, и если прежде религия внушала верующему только надлежащее поведение, то теперь она побуждает его ненавидеть зло и гнушаться того же, что и бог. Наконец, в-третьих, молитва из бессмысленного льстивого и подобострастного словоизвержения превратилась в безмолвное устремление сердца.

Так как скромный древний культ великих богов давно перестал существовать, простой народ, которому нечего было делать среди блеска и великолепия святилищ, принялся обожествлять различных духов природы, животных, а также древних царей.

В это время в Египте хлынул такой большой поток иммигрантов из Азии, что, как показывают скульптурные изображения, облик нации резко изменился. Как среди народа, так и в официальных кругах стали почитать многочисленных семитских и иных азиатских богов, которые проникли в египетский пантеон и даже имели свои собственные храмы.

К концу Нового царства прекратился поток рабов, и усилилась эксплуатация свободного населения страны. Стараясь преодолеть стремление знати к самостоятельности, фараоны пытались опереться на жречество. Они ничуть не пытались уничтожить жреческое влияние, от которого была поставлена в зависимость корона, напротив фараоны дарили храмам земли и рабов, способствуя этим их чрезвычайному могуществу. Невзирая на то, что храмы стали представлять серьезную политическую и экономическую опасность, фараоны продолжали политику своих предков и с невероятной щедростью наполняли священные сундуки из сокровищницы царского дома.

Такое неблагоприятное для короны положение вещей усугублялось тем фактом, что не соблюдалось надлежащей пропорции в распределении пожертвований отдельным богам. Значительно большая часть их приходилась на долю Амона, жрецы которого имели такую силу, что требования, предъявляемые ими к царской сокровищнице, далеко превосходили претензии всех других храмов, вместе взятых. Амон владел многими храмами, святилищами, молельнями и статуями, которые были обеспечены собственностью, рассеянной по всей стране. В частности, Амон владел более чем 2/3 всей земельной собственности храмов, равнявшейся 15% всей обрабатываемой в стране земли. В то время как все храмы владели не более, чем 2% всего населения на положении рабов, Амон одни, вероятно, владел 1,5%. То же самое наблюдается и в других статьях дохода: из числа 513 храмовых садов и рощ Амон владел 344; из 88 храмовых судов собственность Амона составляли 83; 46 мастерских из 53, принадлежавших храмам, были его; в общей сложности 169 городов в Египте, Сирии и Куше находились в храмовой собственности, и Амон являлся единственным богом, владевшим городами в Сирии и Куше. Кроме того, вся эта собственность была совершенно свободна от налогов.

Таким образом, поместья и доходы Амона, уступавшие лишь царским, заняли важное экономическое положение в государстве, и политическая сила, которой располагало жречество, владевшее столь огромными богатствами, была такова, что с ней не мог не считаться фараон. Не войдя с ним в соглашение и постоянно его не ублажая, ни один фараон не мог долго царствовать.

Источники
Опубликовано: 22 апреля 2012
Обновлено: 06 июня 2015
Просмотров: 1293

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus