Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Писцы и чиновники

Статья находится в рубриках
8
+2
6

1. Профессия писца в Древнем Египте

Египетский писец

Египетский писец с папирусным свитком. Музей в Луксоре

ревнеегипетский писец — это человек специально обученный искусству письма на языке иероглифов, а также иератическому и, начиная со второй половины первого тысячелетия, демотическому письму, а также арифметике. Писцами почти всегда были мужчины принадлежащие той части общества, которую сейчас мы бы назвали зажиточным средним классом. Основой их деятельности была бюрократия при дворе фараонов, ведение дел в армии и храмах. Работа писцов передавалась по наследству, сыновья изначально воспитывались с расчетом на то, что после нескольких лет обучения в школах займут место отца.

Собственно, большая часть информации про Древний Египет доступна нам только благодаря работе писцов: под их надзором происходило возведение различных монументов; ими тщательно записывались различные указы и экономические документы; многие истории, ходившие в устном виде среди низших классов египетского общества, рассказы иноземцев и странников дошли до нас только потому, что были записаны, часто случайно.

Профессия писца считалась престижной, они были частью двора фараонов и освобождались от уплаты налогов и службы в армии. Вместе с ремесленниками и художниками писцы принимали активное участие в украшении иероглифами усыпальниц, домов, реликвий, статуй, мебели. В папирусах нередко встречаются наставления такого рода:

"Смотри, нет другой должности, кроме должности писца, где человек всегда начальник" или «Будь писцом! Это освободит тебя от податей, защитит тебя от работ всяких, удалит тебя от мотыги... и не будешь ты носить корзину... Не будешь ты под владыками многими и под начальниками многочисленными».

Писцы принадлежали двору фараонов и освобождались от уплаты налогов и службы в армии.

Образование стоило большого труда. Ученики в школе занимались с раннего утра до позднего вечера. Нерадивых жестоко наказывали. Чтобы добиться успехов в учебе, школьники жертвововали мирскими радостями. Вот что можно прочитать в одном из папирусов, как учитель наставляет своего ученика:

"Вставай на свое место! Книги уже лежат перед твоими товарищами. Читай прилежно книгу. Люби писание и ненавидь пляски. Целый день пиши твоими пальцами и читай ночью. Не проводи дня праздно, иначе горе твоему телу. Спрашивай совета того, кто знает больше тебя. Мне говорят, что ты забрасываешь ученье, ты предаешься удовольствиям, ты бродишь из улицы в улицу, где пахнет пивом. А пиво совращает душу. Ты похож на молельню без бога, на дом без хлеба. Тебя учат петь под флейту. Ты сидишь перед девушкой, и ты умащен благовониями. Твой венок из цветов висит у тебя на шее. Я свяжу твои ноги, если ты будешь бродить по улицам, и ты будешь избит гиппопотамовой плетью".

Сидящий писец

Сидящий писец. V династия. Лувр, Париж

Школы возникали при храмах, дворцах царей и вельмож. Обучали в них детей с 5 лет. Вначале школьника учили читать и правильно и красиво писать , затем — составлять деловые бумаги, соблюдая соответствующий стиль. Для освоения грамоты ученику необходимо было запомнить около 700 иероглифов, различать беглое, упрощенное и классическое письмо. В итоге он должен был овладеть деловым стилем — для светских нужд и уставным — для составления религиозных текстов.

У писцов и школяров имелся своеобразный письменный прибор: чашечка для воды, деревянная дощечка с углублениями для краски из сажи и охры, а также тростниковая палочка для письма. Почти весь текст писали черной краской. Красную краску использовали для обозначения пунктуации и выделения отдельных смысловых фраз.

Профессия писца была самой привилегированной и почитаемой в древнеегипетском обществе. Писцы составляли интеллектуальную элиту, управляющую административной и экономической деятельностью страны. Будучи одновременно и библиотекарями, они сохраняли литературные памятники своего народа. В Древнем Египте должность писца и хранителя библиотеки была государственной и передавалась по наследству, так как её мог занять только тот, кто обладал «высшими знаниями».

Хранитель библиотеки фараона также являлся воспитателем наследника египетского престола.

Существовала даже отдельная богиня — Сешат, соответствующая профессии писцов.

2. Школа чиновников

В Древнем Египте при дворе фараона существовали школы подготовки чиновников. Молодые люди, готовящие себя к управленческой карьере, практиковались в переписывании различных деловых бумаг и сочинений, прославлявших преимущества такой карьеры. Славословие чиновника разворачивалось на фоне принижения других профессий.

В одном из сочинений автор пишет:

Говорят мне, что ты бросаешь книги, предаешься танцам, обращаешь лицо к сельскому хозяйству, а не к слову божьему. Неужели ты не помнишь положения земледельца во время жатвы? Черви воруют половину зерна, гиппопотамы пожирают другую, мыши умножаются в поле... ».

В следующем тексте описываются злоключения офицера:

У него множество неприятностей. С детства приводят его, чтобы запереть в казарму. Обрати сердце твое, чтобы сделаться писцом, ты будешь управлять людьми».

Статуя писца Хоремхеба

Статуя писца Хоремхеба

Высмеивание различных профессий в угоду канцелярской службе являлось действенным приемом воспитания будущих чиновников. Кроме трактатов, восхваляющих чиновную профессию, будущие египетские управленцы упражнялись в литературном сочинительстве. Они писали царям оды, деловые письма и отчеты, приветственные послания, выговоры по службе, жалобы, приказы, производили различные вычисления, например, при снабжении войска или назначении рабочих для возведения обелиска.

Особо школьные учителя следили за моральным обликом будущих чиновников. Высокое призвание и профессия, которые они должны получить в будущем, обязывают юношей вести достойный образ жизни. Мало уметь играть на флейте, читать нараспев под псалтырь или петь под аккомпанемент гуслей. Надо еще уметь заставить себя не делать того, что тебе больше всего нравится, например, пить пиво или вино, веселясь в обществе девиц. Будущие чиновники должны были в совершенстве знать придворный и служебный ритуал: кому и какие знаки приветствия оказывать, как и в каком тоне разговаривать с лицами одного ранга, выше- и нижестоящими, от кого и через кого принимать письменные доклады.

У школяров формировалась своя субкультура, обычаи и традиции, существовало особое чиновное остроумие, непонятное представителям других профессий. Много времени уделялось риторике, написанию гимнов, чтению различного рода «наставлений», «поучений» и трактатов. Например, «Наставления Птахотпа» или «Поучения Аменемхета I» читались и переписывались в школах в течение многих веков.

Чиновник древности — это, как правило, человек ученый, воспитанный, образованный. Занимаясь вопросами приличествующего поведения и хорошего тона как знаков принадлежности к высшему классу, школяры много времени посвящали религиозным и этическим проблемам. Они обсуждали проблемы благоустройства государства и общества, экономного ведения хозяйства, справедливого отношения к низшим классам, предотвращения недовольства и социального напряжения, законоведения и практической астрономии. Мудрые наставники учили их, как держать себя в обществе мудрейших людей, в гостях, в семье, с подчиненными, с начальством.

Статуя чиновника

Статуя провинциального чиновника

Школы чиновников назывались «домами учения писанию». Попасть туда было заветной мечтой представителей среднего класса. Научиться грамоте означало выбиться в люди. В «Наставлениях Дуау», египетского гражданина, устроившего своего сына Пиопи в придворную школу, говорится: «Нет ничего выше книг. Как в воде плавай в книгах — ты найдешь в них наставление: если писец находится при дворе, он не будет нищим. Я не знаю другой должности, которая могла бы дать повод к подобному изречению, потому внушаю тебе любить книги как родную мать и излагаю перед тобой все преимущества. Они выше всех других должностей: нет на земле ничего выше их».

Советник фараона пятой династии Птахотеп завещал своему потомству следовать его жизненному примеру и наставлениям, обещая за это спокойную жизнь, блестящую карьеру, добрую славу и память, долголетие, которое для египтянина составляло 110 лет. Он писал:

Если ты возвысился из ничтожества или разбогател после бедности, не превозносись и не насильничай, полагаясь на свои сокровища. Гни спину перед начальством, тогда твой дом будет в порядке, а твое жалование в исправности. Плохо тому, кто противится начальнику, но легко жить, когда он благоволит. Мудрец сыт тем, что он знает. Хорошая речь выше драгоценных камней. Будь внимателен к тому, что говоришь. Повторяй слово за словом, не пропуская, не заменяя одно слово другим».

3. Добрые и злые чиновники

Народ, ремесленники и земледельцы, страшился представителей закона даже самого низкого ранга. Их появление, как правило, возвещало о битье палками и о конфискации скромного имущества. Разумеется, моралисты советовали представителям власти проявлять умеренность и милосердие:

Не ленись при сборе налогов, но и не будь слишком суров. Если найдешь в списке большую задолженность бедняка, раздели ее на три части. Уступи две, чтобы осталась только одна часть».

Некоторые чиновники напоминают в надписях на стелах или статуях в храмах или в своих гробницах, что руководствовались не менее гуманными принципами. Везир Птахмес говорит:

Я делал то, что хвалят люди и что угодно богам. Я давал хлеб голодному. Я кормил того, кто ничего не имел».

Другой везир, Рехмира, заботливо управлял царскими владениями. Он наполнил храмы статуями и построил себе великолепную гробницу, но он также защищал слабого от сильного, покровительствовал вдове, у которой не было родни, а только дети.

Подчиненным Бакенхонсу, верховного жреца Амона, тоже не приходилось жаловаться на своего господина, если верить его словам:

Я был отцом для моих подчиненных, обучал их юношей, подавал руку несчастным, обеспечивал жизнь тех, кто впадал в нужду. Я не угрожал слугам, а был для них отцом... Я обеспечивал похороны тому, кто не имел наследника, давал гроб тому, кто не имел ничего. Я защищал сироту, который взывал ко мне, я отстаивал интересы вдовы. Я не прогонял сына с должности отца. Я не отнимал малых детей у матери... Я открывал свои уши перед всеми, кто говорил правду. Я удалил всех, отягощенных пороками».

А вот история бывшего царского писца и хранителя амбаров Хаемхата. Он «сошел» в некрополь после того, как был оправдан на земле. Против него не было выдвинуто обвинения... Когда он явился в большой зал суда, находящиеся там боги нашли, что все его поступки не отклоняют стрелки весов. И сам Тот оправдал его на суде всех богов и богинь.

Все эти рассказы весьма утешительны. Однако один властитель, хорошо знавший людей, предостерегает своего сына от судей:

Знай, немилостивы они в тот час, когда они выполняют свои обязанности»

(«Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара»)

Художник Хеви

Автопортрет художника Хеви (рельеф из Дейр-эль-Медина). Рисунок из книги П. Монтэ 'Египет Рамсесов'

Старый вояка Хоремхеб, который вклинился между потомками Эхнатона и Рамсесом I, не строил никаких иллюзий. Он знал, что в тревожные годы, последовавшие за религиозной революцией, писцы, сборщики налогов и все представители власти, до самых ничтожных, беспощадно притесняли простых людей, обкрадывая одновременно народ и фараона. Судьи без стеснения брали взятки, за деньги оправдывали преступника и осуждали невинного, слишком бедного, чтобы им заплатить. Хоремхеб нашел наконец способ покончить с несправедливостью и покарать тех, кто злостно нарушал свой долг. Он издал суровый указ — любой судья, уличенный в злоупотреблениях своим служебным положением, подвергался позорной казни: ему отрезали нос и ссылали в своего рода каторжный лагерь в Силе, на Суэцком полуострове.

Менмаатра (Сети I) в своем декрете довольно сурово обращается к везирам, знати, царскому сыну Куша, командирам лучников и хранителям золота, к вождям южных и северных племен, к колесничим и начальникам конюшен, к носителям зонта, ко всем стражникам царского дома и ко всем посланникам. Речь идет о защите от алчных чиновников «Дома миллионов лет», который он основал в Абидосе и щедро одарил его имуществом, людьми и стадами. У фараона есть все основания думать, что эти чиновники насильно уводят его пастухов, рыбаков, земледельцев и ремесленников, что они ловят рыбу в его прудах и охотятся в его охотничьих угодьях, что они конфискуют суда, особенно те, что возвращаются из Нубии с грузом товаров из южных стран. Каждый чиновник, который завладеет имуществом храма, будет наказан по крайней мере сотней палочных ударов, вернет все захваченное и заплатит штраф в стократном размере в возмещение причиненных убытков. В отдельных случаях наказание будет равняться двумстам палочным ударам и пяти «ранам». Особо провинившихся отдавали на земледельческие работы служителям храма, предварительно отрезав им нос и уши.

Остается лишь удивляться той ярости, с какой фараон ополчился на представителей своей же администрации, защищая привилегии жреческого государства в государстве. Впрочем, чиновники действительно далеко не всегда безоговорочно признавали привилегии жрецов. Остается только выяснить, так ли сурово наказывались притеснители земледельцев и ремесленников. Вряд ли. Правда, история поселянина из Соляного оазиса при всей ее фрагментарности все же свидетельствует, что фараон по крайней мере старался править по справедливости.

4. Административный аппарат

Статуи Каапера

Статуя царского чиновника Каапера ('Сельский староста'). Древесина. Высота 110 см. V династия. Саккара

В Египте с самых древних времен была очень грамотная администрация. Уже в эпоху I династии писцы оттискивали на глиняных пробках кувшинов свои имена и титулы с помощью цилиндрических печатей. Все, кого мы знаем благодаря статуе, стеле или гробнице, имели по крайней мере один титул. А кое-кто мог принести целый список из дюжины титулов. В период Древнего царства титулов и должностей развелось так много, что перечень их заполнил бы целый том. До нас дошел справочник египетской иерархии времен Рамессидов. Во главе стоят боги, богини и второстепенные божества, царствующий фараон, его супруга, божественная мать фараона и царские дети. Далее следуют судьи и советники, среди которых везир и назначенный фараоном первый советник, и все сановники, имеющие счастье жить возле солнца, крупные военачальники, писцы царской библиотеки, управляющие, глашатаи, носильщик зонта, носильщик опахала, царские писцы, начальники «белого дома», главный писец верховного суда, писцы — сборщики налогов.

Во втором списке перечислены представители фараона за границей, в «колониях» и городах, царские посланцы, хранитель печати «дома моря», ответственный за устья каналов. Одних специальных должностей — легион! Каждый из этих высших чиновников располагал собственным многочисленным штатом. Правители номов старались жить в своих резиденциях, как фараон в своей столице, и содержали массу служителей по примеру царского двора. Такой бог, как Амон, обладал несметными богатствами, которые находились в ведении жреческой администрации со строгой иерархией. У первого пророка были управляющий дома, «камергер», хранитель покоев, писцы, начальник моряков и начальник слуг. Второй пророк тоже имел штат чиновников, приставленных к его персоне. Даже четвертый пророк чувствовал бы себя несчастнейшим из смертных, если бы на всех выходах его не сопровождала маленькая свита. Далее следует перечислить целый ряд управляющих, высших чиновников и писцов, которые распределяли между собой обязанности по выполнению решений высшего совета жрецов. Главные среди этих чиновников — хранители и писцы казначейства, хранитель печати храмовой казны, хранитель большой печати дома Амона. Не столь всемогущий и прославленный, как Амон, но все же владыка Ипу (Ахмим) и Коптоса, бог Мин имел помимо многочисленных жрецов значительный административный аппарат — писцов, начальников работ, отвечавших за стада, за ткацкие мастерские, за транспорт, а кроме того, кладовщиков и счетоводов. Как и во всех странах, чиновничье племя стремилось размножиться, а не сократиться. Рамсес III за тридцать один год своего правления обогатил всех богов Египта, и каждому расширению их владений соответствовало появление новых должностей. Требовалось все больше писцов, чтобы собирать налоги, следить за их перевозкой, надзирать за рабами, содержать в порядке каналы и дороги, набережные и склады.

Источники
Опубликовано: 12 января 2013
Обновлено: 29 мая 2015
Просмотров: 7846

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus