Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Литература Древнего Египта

Статья находится в рубриках
0

Египетские иероглифы с картушами имени Рамсеса II в Луксорском храме от периода Нового царства

итература Древнего Египта — литература, написанная на египетском языке с фараоновского периода Древнего Египта до конца римского господства. Вместе с шумерской литературой считается первой литературой мира.

Письмо в Древнем Египте, и иероглифическое и иератическое, впервые появилось в конце 4-го тысячелетия до н. э. в последней фазе додинастического Египта. К периоду Старого царства (XXVI—XXII века до н. э.) в литературное творчество входили погребальные тексты, письма, религиозные гимны и стихи и памятные автобиографические тексты, рассказывающие о карьерах выдающихся вельмож. Только в начале Среднего царства (XXI—XVII века до н. э.) была создана повествовательная литература. Это была «революция средств», которая по словам Р. Б. Паркинсона была результатом возвышения интеллектуального класса писцов, новых культурных чувств индивидуальности, беспрецедентных уровней грамотности и большего доступа к письменному материалу. Однако, возможно, что грамотно было менее одного процента всего населения. Таким образом, литературное творчество принадлежало классу писцов, работавших при архивах, канцеляриях и при дворе правящего фараона. Тем не менее, среди современных египтологов нет полного консенсуса о зависимости древнеегипетской литературы от социально-политического строя царских дворов.

Среднеегипетский язык, устная речь Среднего царства, стал классическим языком во время Нового царства (XVI—XI века до н. э.), когда просторечный новоегипетский язык впервые появился в письменной форме. Писцы Нового царства канонизировали и переписали много литературных текстов на среднеегипетском, который остался языком, употребляемым для устного чтения святых иероглифических текстов. Некоторые жанры литературы Среднего царства, как, например, поучения и рассказы, остались популярны в Новом царстве. Среди рассказов были популярны «Сказание Синухе» и «Красноречивый поселянин» и среди назидательных текстов — «Поучения Аменемхата» и «Верноподданное поучение». В период Нового царства процветал новый жанр литературы, памятные граффити на стенах храмов и гробов, но с шаблонными фразами как в других жанрах. Указание авторства оставалось важным только в некоторых жанрах, тогда как тексты «поучения» писались под псевдонимами и ложно приписывались известным историческим деятелям. Жанр пророческого текста возродился только в Эллинистическом Египте (IV—III века до н. э.).

Древнеегипетские тексты выполнены на свитках и пакетах из папируса, известняковых и керамических остраконах, деревянных писчих досках, монументальных каменных зданиях и даже гробах. Сохранившиеся до наших дней тексты представляют лишь малую часть литературного материала Древнего Египта. Влажный климат поймы Нила не способствовал сохранению папирусов и надписей на них. С другой стороны, в поселениях на пустынных окраинах египетской цивилизации археологи открыли через тысячи лет множество тайных складов литературы.

1. Письменность, средства написания и языки

1.1. Иероглифика, иератика и демотика

Плитовая стела (ок. 2590—2565 гг. до н.э.) египетской принцессы Неферетиабет из её гроба в Гизе с иероглифами, высеченными и нарисованными на известняке

К периоду Раннего царства в конце 4-го тысячелетия до н. э. иероглифика и курсивная форма иератика стали хорошо устоявшимися видами письменности. Иероглифическое письмо состоит из небольших рисунков предметов. Например, иероглиф, изображающий задвижку («сэ»), обозначает звук «с». При сочетании этого иероглифа с другими, он представляет собой абстрактные понятия, такие, как горе, счастье, красота и зло. В Палетке Нармера, выполненной около 3100 года до н. э., в последней фазе додинастического Египта, при написании имени Нармера используются иероглифы, изображающие сома и долото.

Египтяне называли иероглифы «словами бога» и использовали их для высоких целей, например, чтобы общаться через погребальные тексты с богами и духами загробной жизни. Каждое иероглифическое слово и означало особый предмет, и воплощало в себе сущность этого предмета, признавая его созданным при вмешательстве божьей силы и принадлежащим к большему космосу. Через действия жреческого обряда, как, например, воскурение фимиама, жрец открывал для чтения духам и божествам иероглифы, украшающие поверхности храмов. В погребальных текстах Двенадцатой династии появляются утверждения, что искажение и даже пропуск особых иероглифов приносило последствия, или хорошие или плохие, для покойного жителя гроба, процветание в загробной жизни духа которого зависело от текстов. Искажение иероглифа ядовитой змеи или другого опасного животного удаляло потенциальную угрозу. Однако, удаление каждого экземпляра иероглифов, изображающих имя умершего, по верованиям египтян, лишало его души умения читать погребальные тексты и осуждало эту душу на неодушевленное существование.

Папирус Абботта, написанный иератикой, в котором описывается осмотр королевских гробниц в фиванском некрополе. Текст относится к 16-у году царствования Рамсеса IX, ок. 1110 г. до н.э.

Иератика является упрощённой, скорописной формой египетских иероглифов. Как и иероглифы, иератика использовалась в священных и религиозных текстах. К первому тысячелетию до н. э. каллиграфическая иератика стала шрифтом, преимущественно использовавшимся в погребальных папирусах и храмовых свитках. Тогда как написание иероглифов требовало предельной точности, скорописная иератика выполнялась гораздо быстрее и поэтому использовалась для ведения учёта писцами. В первую очередь она служила скорописным шрифтом для не фараоновских, не монументальных и менее официальных писаний: писем, юридических документов, стихов, налоговых отчётов, медицинских текстов, математических трактатов и учебных текстов. Существовало два стиля иератики: один был более каллиграфический и обычно использовался для правительственных отчётов и литературных рукописей, другой — для неофициальных счетов и писем.

К середине 1-го тысячелетия до н. э. иероглифика и иератика ещё использовались для королевских, монументальных, религиозных и погребальных писаний, в то время как новый, ещё более скорописный шрифт использовался для неофициального, повседневного письма — демотика. Окончательным шрифтом, принятым древними египтянами, было коптское письмо — адаптированный вариант греческого алфавита. Коптский алфавит стал стандартом в IV веке н. э., когда христианство стало государственной религией всей Римской империи; иероглифы были отброшены как идолопоклоннические изображения языческой традиции, непригодные для написания библейского канона.

1.2. Инструменты и материалы написания

Остракон с иератическим письмом, в котором упоминаются чиновники, участвующие в проверке и очистке гробниц при XXI династии Египта, ок. 1070—945 до н.э.

Тексты выполнялись самыми разнообразными приспособлениями. Наряду с долотом, необходимым для вырезания надписей на камне, главным инструментом для письма в древнем Египте была тростниковая ручка. Ручки обмакивали в пигменты: чёрный (уголь) и красный (охру) — для записи на свитках папируса — тонкого материала, изготовленного при сбивании полос сердцевины стеблей растения Cyperus papyrus, а также на небольших керамических или известняковых черепках. Считается, что папирусные свитки были довольно дорогими коммерческими предметами, поскольку многие из них являются палимпсестами — рукописями, в которых более старый текст смыт или соскоблен, чтобы освободить место для нового. Это явление, вместе с практикой отрывания частей папирусных документов, для более маленьких писем, говорит о том, что были сезонные дефициты, вызванные ограниченным вегетационного периода растения Cyperus papyru. Это также объясняет частое использование остраконов и известняковых хлопьев как средства написания для более коротких письменных работ. Кроме камня, керамических остраконов и папируса писали на дереве, слоновой кости и гипсе.

К римскому периоду традиционная египетская тростниковая ручка была заменена распространённой в греко-римском мире — более короткой, толстой тростниковой ручкой с расщеплённым кончиком. Кроме того, от оригинальных египетских пигментов отказались в пользу греческих чернил на основе свинца. Принятие греко-римских письменных принадлежностей оказало влияние на египетский почерк, так как иератические знаки стали более широко расположенными, с более круглыми росчерками и с большей угловой точностью.

 

1.3. Сохранение письменных материалов

Египетские крестьяне, собирающие папирус, из настенной росписи в гробнице в Дейр эль-Медине, относящейся к началу Рамессидового периода (то есть XIX династии)

Подземные египетские гробницы, построенные в пустыне, предоставляют, возможно, наиболее подходящие условия для сохранения папирусных документов. Например, существует много хорошо сохранившихся погребальных папирусов «Книги мёртвых», которые помещались в гробницах, чтобы служить руководствами в загробной жизни душ умерших обитателей. Однако, размещение в погребальных камерах нерелигиозных папирусов было принято только в конце Среднего царства и в первой половине Нового царства. Таким образом, большинство хорошо сохранившихся литературных папирусов относятся к этому периоду.

Большинство поселений в Древнем Египте были расположены на аллювие поймы Нила. Эта влажная среда неблагоприятна для долгосрочного сохранения папирусных документов. Археологи обнаружили большее количество папирусных документов в пустынных поселениях на возвышенной над поймой земле и в поселениях, не имевших ирригационных сооружений, таких как Элефантина, Эль-Лахун и Эль-Хиба.

Тексты на более долговечном материале также были утрачены. Камни с надписями часто повторно использовались в качестве строительных материалов, и чернила на остраконах сохранились лишь в сухих средах. В то время как папирусные рулоны и пакеты, как правило, хранились в коробках, остраконы обычно выбрасывались как мусор. Одна из мусорных ям, случайно обнаруженная в деревне Рамессидской эпохи Дейр эль-Медина, содержала множество частных писем на остраконах. Здесь были обнаружены письма, гимны, вымышленные рассказы, рецепты, квитанции и завещания. Пенелопа Уилсон сравнивает эту археологическую находку современной свалке или контейнеру для отходов. Она отмечает, что жители Дейр Эль-Медина были очень грамотны по древнеегипетским стандартам, и предупреждает, что такие находки бывают только «в редких обстоятельствах и при определенных условиях».

Джон Тейт подчеркивает, что "египетские материалы сохранились очень неравномерно". Эта неравномерность относится как к времени, так и к пространству». Например, есть недостаток письменных материалов от всех периодов из дельты Нила, но обилие от расцветного периода в Фивах. Он отмечает, что в то время, как некоторые тексты были скопированы несколько раз, другие известны только в единственном экземпляре. Например, есть только одна полная копия «Сказки о потерпевшем кораблекрушение» эпохи Среднего царства. Однако, эта сказка также появляется во фрагментах текстов на остраконах во время Нового царства. Много других литературных произведений сохранились только во фрагментах или в неполных копиях утраченных оригиналов.

1.4. Стадии египетского языка

Колонны с вписанными и окрашенными египетскими иероглифами из гипостильного зала Рамессеума (в Луксоре), построенного при Рамсесе II (правление: 1279—1213 гг. до н.э.)

Хотя письмо впервые появилось в самом конце 4-го тысячелетия до н. э., оно использовалось только для передачи коротких имён и надписей. Связанные тексты не появлялись примерно до 2600 года до н. э., в начале Древнего царства. Это событие ознаменовало начало первой известной фазы египетского языка: древнеегипетский язык. Древнеегипетский остался только устным языком примерно до 2100 года до н. э., когда в начале Среднего царства, он превратился в среднеегипетский. Хотя среднеегипетский был тесно связан с древнеегипетским, позднеегипетский значительно отличался в грамматической структуре. Позднеегипетский появился в качестве разговорного языка, возможно, уже в 1600 г. до н. э., но не использовался как письменный язык примерно до 1300 г. до н. э. в амарнском периоде Нового царства. В VII столетии до н. э. позднеегипетский постепенно превратился в демотику, и, хотя демотика осталась разговорным языком до V века н. э., она была постепенно заменена коптским языком, начиная в I веке н. э.

Иератика использовалась наряду с иероглифами для письма на древнеегипетском и среднеегипетском языках, становясь доминирующей формой письма в позднеегипетском языке. К времени Нового царства и в остальной части истории древнего Египта среднеегипетский стал классическим языком, зарезервированным, как правило, для чтения и письма в иероглифах. Остался устным языком для более возвышенных форм литературы, таких как исторические документы, памятные автобиографии, религиозные гимны и погребальные заклинания. Однако, в поздний период литература Среднего царства, написанная на среднеегипетском, также была переписана иератикой.

2. Функции литературы

Сидящая статуя египетского писца, держащая папирусный документ на коленях, найденная в западном кладбище в Гизе (Пятая династия Египта (XXV—XXIV вв. до н.э.)

На протяжении древнеегипетской истории, чтение и письмо являлись основными требованиями для службы в государственных учреждениях, хотя правительственные чиновники получили помощь в повседневной работе от элитной, грамотной социальной группы—писцов. Как видно из папируса Анастаси II периода Раммесидов, писцам надо было даже «организовать раскопки озера и строительство кирпичного пандуса, определять число мужчин на транспортировку обелиска и организовать снабжение военной миссии». Кроме того, чтобы служить в правительстве, писцы также оказывали услуги неграмотным людям в составлении писем, рекламных материалов и юридических документов. Грамотные люди, как полагают, составляли лишь 1% населения, остальная часть включала неграмотных крестьян, пастухов, ремесленников и других рабочих, а также торговцев, которым нужна была помощь писцовых секретарей. Привилегированный статус писца является предметом популярного в период Раммессидов учебного текста «Сатира профессий» (pSallier II), в которой автор высмеивал тяжесть профессий скульптора, столяра, гончара, рыбака, земледельца, гонца и др. в противовес профессии писца.

Писцы были ответственны за сохранение, передачу и канонизацию литературной классики, а также за написание новых сочинений. Ученики должны были переписывать классические произведения, такие как «Сказание Синухе» и «Наказы Аменемхата», чтобы учить правила написания и получить необходимые этические и моральные ценности, отличавшие класс писцов от других классов. Большинство педагогических текстов, написанных на остраках в период Среднего царства, были поучительные тексты жанра «себайт». Рассказы, такие как «Синухе» и «Царь Неферкаре и генерал Сасенет», редко употреблялись для школьных упражнений до Нового царства. Однако, эти рассказы тоже имели дидактический характер, и главные герои обычно воплощали в себе общепринятые добродетели эпоха, такие как любовь к родине или уверенность в своих силах.

Иногда определённые люди вне писцовой профессии были грамотными и имели доступ к классической литературе. Делая выговор сыну в письме, чертежник Менена, живший в Дейр-эль-Медине во время Двадцатой династии, процитировал отрывки из произведений Среднего царства «Красноречивый поселянин» и «Сказка о потерпевшем кораблекрушение». Писцы иногда отрицательно относились к такому любительскому использованию классики. В сатирическом письме Хори, современник Менены, сделал получателю выговор за цитирование «Поучения Харджесефа» в неприличной манере полу-образованного непрофессионала. Ганс-Вернер Фишер-Эльферт предполагает, что писцы особенно беспокоились злоупотреблением отрывков вне контекста, считая, что лучше заучивать и стараться понять классические произведения в целом.

Фрагмент с иероглифами из погребального храма Сети I, теперь находящийся в Большом гипостильном зале Карнака

На базе скудного, но твёрдого доказательства в египетской литературе и искусстве можно утверждать, что существовала практика устного чтения текстов; например, на картинах погребальных лодок изображены люди, читающие папирусные тексты вслух. Египетское слово sdj, «читать вслух», было связано с биографиями, письмами, и заклинаниями. Пение (hsj) было предназначено для похвальных песен, песен о любви, погребальных плачей и определённых заклинанией. В цикле рассказов первого тысячелетии до н. э. каждый рассказ начинается с фразы «голос, который перед фараоном», которая указывает, что текст читался вслух перед аудиторией. В некоторых текстах упоминается вымышленная аудитория высокопоставленных чиновников и придворных людей, но возможно, что более широкая, неграмотная аудитория тоже принимала участие. Например, на погребальной стеле Сенусерта I (1971—1926 гг. до н. э.) прямо говорится о том, что люди будут собираться и слушать как писец читает надпись стелы вслух.

Литература также служила и религиозные цели. Начиная с "Текстов пирамид Древнего царства, произведения погребальной литературы, написанные на стенах гробницы, на саркофагах и на папирусах, были предназначены для защиты и воспитания души в загробной жизни. В эти надписи входили магические заклинания, заговоры и лирические гимны. Иногда в гробницах также находились копии литературных текстов, не связанных с погребальным ритуалом, и наверно предназначенных для развлечения мёртвых в загробной жизни.

Хотя созданием литература занимались преимущественно мужские писцы, кажется, что некоторые тексты были написаны женщинами. Например, сохраняется несколько писем, посланных и полученных женщинами, и в разных текстах говорится о женщинах, пишущих письма. Однако Эдвард Ф. Уент утверждает, что даже в этих случаях возможно, что женщины не писали сами, а нанимали писцов.

3. Датирование и авторство

Стела Миннахта, ведущего писца, с иероглафиеской надписью, датированной правлением Эйе (1323—1319 гг. до н.э.)

Древнеегипетская художественная литература не было зафиксировано в письменной форме до начала двенадцатого династии Среднего царства. Тексты Старого царства использовались главным образом для поддержания божественного культа, для сохранения души в загробной жизни и для личного бухгалтерского учёта. Только в Среднем царстве тексты были написаны с целями развлечения и удовлетворения интеллектуального любопытства. Паркинсон и Моренц также полагают, что письменные произведения Среднего царства являлись транскрипциями устной литературы Древнего царства. По крайней мере известно, что некоторые устные стихи были перенесены в письменную литературу. Например, песни носителей носилок были сохранены в письменной форме в могильных надписях Древнего царства.

Датирование текстов с помощью палеографических и орфографических методов проблематично из-за различных стилей иератического письма. Более того, некоторые авторы, возможно, скопировали характерный стиль старших архетипов. Места действия вымышленных рассказов часто были удаленны во времени и пространстве; использование современных сюжетов в художественной литературе было относительно недавним явлением. Например, авторы Среднего царства могли писать вымышленные тексты мудрости, действия которых происходят в золотом веке Древнего царства (например, «Кагемни», «Птаххотеп» и пролог «Неферти») или могли создавать действия, разворачивающиеся в более хаотической атмосфере Первого переходного периода (например, «Мерикаре» и «Красноречивый крестьянин»). Другие рассказы разворачиваются в неопределимой эпохе и содержат вневременные темы.

Один из папирусов Хеканахта—собрание иератических личных писем от Одиннадцатой династии Среднего царства

Паркинсон пишет, что почти все литературные тексты писались под псевдонимами, а часто ложно приписывались к таким известным людям более ранней истории, как фараоны и визири. Только произведения литературных жанров поучения и жалобного дискурса иногда приписывались к историческим авторам. Тексты в таких жанрах как «повествовательные рассказы» никогда не писались под именем известной исторической личности. Тейт утверждает, что в классический период египетские писцы выражали своё мнение об истории роли писцов в авторстве текстов, но в поздний период религиозная элита в храмах контролировала интерпретацию авторства.

Было несколько исключений из правила использования псевдонимов. Настоящие авторы некоторых текстов Рамессидового периода признавались, но эти случаи были редки. Авторы частных и иногда образцовых писем обычно признавались. Частные письма могли использоваться в суде как доказательства, так как почерк каждого человека считался уникальным. Частные письма, полученные или написанные фараоном, иногда вписывались иероглифами на каменных памятников в честь монархии, и фараоновские указы, вписанные на каменных стелах, часто обнародовались.

4. Литературные жанры и темы

Единственным жанром литературы, прямо упомянутым древними египтянами был жанр поучения или «себайт». Остальная жанровая классификация была сделана современными египтологами. Большинство текстов писалось в стихах, но некоторые повествовательные рассказы писались в прозе. Большинство древнеегипетских стихов были в форме двустиший, но иногда использовались и трёхстишия и четверостишия.

4.1. Поучительная литература

Копия «Верноподданного поучения» из Нового Царства, написанная иератикой на папирусе

Жанр «поучения» (или «указания», «инструкции»), а также жанр «размышляющего дискурса», могут быть сгруппированы в рамках более широкого корпуса литературы мудрости, распространённой в древности на Ближнем Востоке. Жанр имеет дидактический характер и, как полагают, входил в Среднем Царстве в программу образования писца. Тем не менее, поучения часто включают в себя повествовательные элементы развлекательного характера. Есть доказательства того, что тексты поучения были созданы в первую очередь не для использования в образовании, а в идеологических целях. Например, Адольф Эрман пишет, что вымышленное поучение Аменемхета I (ок. 1991—1962 до н. э.) своим сыновьям «далеко выходит за рамки школьной философии, и нет никакого отношения к школе в предупреждении своих детей быть верными царю». В то время как повествовательная литература (как, например, «Красноречивый крестьянин») подчеркивает тему индивидуального героя, бросающего вызов обществу и принятым идеологиям, тексты поучения, напротив, подчеркивают необходимость соблюдения принятых догм.

Ключевыми словами в преподавании тексты являются «знать» (rh) и «обучить» (sba.yt). Эти тексты обычно имеют шаблонное название «поучение сделанное X-ом для Y-а», где X может быть авторитетной фигурой (например, визирем или фараоном), оказывающим моральное указание своему сыну или своим сыновьям. Иногда трудно определить, сколько имеется вымышленных адресатов, так как в одном тексте иногда используется и единственное и множественное числа.

Примерами жанра поучения можно назвать «Максимы Птаххотепа», «Поучение Кагемни», «Поучение для царя Мерикаре», «Поучение Аменемхета», «Поучение Харджедефа», «Верноподданное поучение» и «Поучение Аменемопе». Сохранившиеся от Среднего царства поучительные тексты все написаны на папирусах. Никаких образовательных остраконов от Среднего царства не сохранено. Самый ранний пример деревянного школьного доска с копией учебного текста (поучение Птаххотепа) восходит к восемнадцатой династии. Поучения Птаххотепа и Кагемни оба найдены на папирусе Присса, написанный в двенадцатой династии Среднего царства. Целое «Верноподданное поучение» сохранилось только в рукописях Нового царства, хотя копия первой половины сохраняется на каменной стеле в честь чиновника Сехетепибре двенадцатой династии. Поучения Мерикаре, Аменемхета и Харджедефа являются подлинными текстами Среднего царства, но сохраняются только в копиях из Нового царства. Поучение Аменемопе является компиляцией Нового царства.

4.2. Повествовательная литература

Папирус Весткар, написанный иератикой в XV—XVII династиях, содержит более раннюю «Сказку о дворе царя Хеопса», которая написана в варианте среднеегипетском языке, использованном в XII-й династии

Сказки и рассказы являются, вероятно, наименее представленным жанром из сохранившейся литературы Среднего царства и среднеегипетского языка. С Раммесидского периода Нового царства до позднего периода Древнего Египта, однако, повествовательная литература составляет большинство сохранившихся литературных произведений. Среди важных рассказов можно назвать произведения «Сказка о дворе царя Хеопса», «Царь Неферкаре и генерал Сасенет», «Красноречивый крестьянин», «Сказание Синухе» и «Сказка о потерпевшем кораблекрушение». Повествовательный корпус Нового царства включает «Ссору Апепи и Секененре», «Взятие Иоппии», «Сказку об обреченном царевиче», «Повесть о двух братьях» и «Путешествия Уну-Амона». Среди рассказов от 1-го тысячелетия до н. э., написанных демотикой, можно назвать рассказ «Стелы голода» (написанный при Птолемеях, но с сюжетом о Древнем царстве), и циклы рассказов птоломеевского и римского периодов, которые преобразуют известных исторических деятелей, таких как Хаэмуас (XIX династии) и Инароса (первого персидского периода) в вымышленных, легендарных героев. До этого, в рассказах в новоегипетском языке, авторы чаще всего пользовались божественными героями и мифологическими местами.

Рельефное изображение Аменемхета I в сопровождении богов; о своей смерти он сообщает своему сыну Сенусерту I в 'Рассказе о Синухе'.

Паркинсон определяет египетские сказки как "...непамятные, не играющие никакую определенныую функцию, вымышленные рассказы", которые, как правило, используют ключевое слово "повествовать" (sdd). Он называет их наиболее открытым видом, включающим в себя элементы других литературных жанров, чему есть немало прмиеров... Так, Моренц описывает раздел сказки о Синухе, в котором начинаются приключения в чужеземных странах, как "заупокойная самопрезентация", что в некотором смысле пародирует типичные автобиографии, найденные на погребальных стелах. Стоит заметить, что автобиография, как вид литературного жанра, впервые появилась при Аменемхете I. Симпсон, в свою очередь, утверждает, что в начале повествования о Синухе доклад о смерти царя Аменемхета I, сделанный его соправителем и преемником Сенусертом I (1971-1926 гг. до н.э.) перед армией, является образцом "отличной пропаганды". Моренц также выставляет "Сказку о потерпевшем кораблекрушение" в качестве примера экспедиционного отчета с элементами мифического повествования, а Симпсон добавляет, что данная история является одним из "самых ранних примеров карьерного отчета". Однако наличие в истории волшебного необитаемого острова и персонажа в образе говорящего змея классифицируют "Потерпевшего кораблекрушение" как типичную сказку. В то же время такие истории как "Сказание о Синихе", "Взятие Иоппии" и "Обреченный царевич" содержат полностью вымышленные путешествия египтян за рубежом. "Доклад о путешествии Уну-Амона", в свою очередь, скорее всего основан на реальных отчетах египтянина, который посещал Библос в Финикии, чтобы сделать закупку кедра для судостроения во времена царствования Раменса XI.

Сюжетные сказки и рассказы встречаются чаще всего на папирусах, однако частичные, а иногда и полные тексты также обнаружены на остраконах. Например, "Сказка о Синухе" обнаружена на пяти папирусах, написанных во времена XII-й и XIII-й Династий. Этот же текст затем был много раз скопирован на остраконы в течение XIX-XX-й Династий; один из них содержит полный текст истории, написанный с обеих сторон.

4.3. Плачи, беседы, диалоги и пророчества

Изображение Ба - одного из компонентов человеческой души, с которым идет разговор в 'Беседе между человеком и его ба' от времени Среднего Царства

К жанру Среднего царства «пророческих текстов», «плачей», «бесед», «диалогов» или «апокалиптической литературы» принадлежат такие произведения, как «Речение Ипувера», «Пророчество Неферти» и «Беседа разочарованного со своим духом» (по-видимому, относящиеся к Первому переходному периоду). Насколько известно, этот жанр не имел прецедентов в Древнем царстве, и никаких оригинальных сочинений не был написано в Новом царстве. Тем не менее, такие произведения как «Пророчество Неферти» часто копировались в Рамессидский период, когда этот литературный жанр Среднего царства был признан священным, но больше не возобновлялся. Египетская пророческая литература возродилась в греческой династии Птолемеев и в римский период, когда написаны были такие произведения, как «Демотическая хроника», «Оракул агнца», «Оракул гончара» и два пророческих текста, в которых главным героем является Нектанеб II (ок. 360—343 до н. э.). Наряду с поучительными текстами, эти тексты входят в категорию литературы мудрости, распространённой на Ближнем Востоке.

В текстах Среднего царства объединяющими темами являются различные пессимистические прогнозы, описания религиозных и социальных изменений и большого расстройства по всей земле, с часто встречающейся синтаксической формулировкой "затем/сейчас". И хотя практически все эти тексты описывают различные сетования, "Пророчество Неферти" отступает от этой модели и описывает положительное решение возникающих мировых проблем. Данное повествование сохранилось только на образцах XVIII-й Династии, однако Паркинсон утверждает, что, в связи с очевидным политическим содержанием, "Пророчество Неферти" было изначально написано во время или вскоре после правления фараона Аменемхета I. Симпсон называет его "наглым политическим памфлетом, предназначавшимся для поддержки нового режима" XII-й Династии, которая была основана Аменемхетом I, узурпировавшим престол после Ментухотепа IV из линейки царей XI-й Династии. В повествовании фараон Снофру (2613-2589 гг. до н.э.) из IV-й Династии вызывает в суд мудреца, учителя и священнослужителя Неферти. Неферти балует слух царя пророчествами о том, что скоро земля войдет в эпоху хаоса, намекая на Первый Переходной период, и что только праведный царь по имени Амени сможет восстановить прежнюю славу и могущество государства. А царе Амени легко распознать самого Аменемхета I. Аналогичная модель превращения бурного и хаотичного периода в золотой век благодаря царю-спасителю прослеживает в "Оракуле агнца" и "Оракуле гончара", хотя для их целевой аудитории, живущей во времена римского господства, возможного спасителя нужно было еще ждать в будущем.

"Речение Ипувера", написанное во времена XII-й Династии, сохранилось лишь на папирусах времен XIX-й Династии. "Беседа разочарованного со своим духом Ба", написанная примерно в то же время, тем не менее сохранилась на оригинальном фрагменте папируса XII-й Династии - Берлинском папирусе №3024. Оба этих текста выполнены в похожем с другими беседами стиле, тоне и манере, однако уникальны в том плане, что вымышленные зрители в них играют очень активную роль в процессе обмена диалогами. Мудрец Ипувер обращается к неназванному царю и его приближенным и описывает жалкое состояние, в котором оказалась страна. Он обвиняет правителя в неспособности придерживаться истинных царских добродетелей. Данный текст можно расценивать как своеобразное предупреждение последующим царям или как попытку легимитизации нынешней династии, противопоставляя ее господству бурный период, который был до этого. В "Беседе разочарованного со своим духом" человек повествует о разговоре во время встречи со своим Ба (элементом египетской души) о том, что он продолжает жить в отчаянии и ищет смерти, как способа для бегства от земных страданий.

4.4. Стихи, песни, гимны и заупокойные тексты

Изображение из 'Книги Мертвых' Хунефера (XIX Династия), показывающее взвешивание сердца покойного и пера истины. Если его сердце легче перышка, значит ему позволяется войти в загробную жизнь, если нет - тогда сердце съедает чудище Аммит

Погребальный камень, называемый "стелой", впервые встречается в начале Древнего Царства. Обычно на нем изображали рельефный образ покойного вместе с сопутствующими надписями, в которых указывали его имя и различные заупокойные формулы. Устанавливали стелы, как правило, в гробницах-мастабах.

Заупокойные тексты и стихи были призваны сохранить душу фараона после смерти. "Тексты Пирамид" являются одним из первых сохранившихся примеров поэтических стихов в религиозной литературе. Эти тексты не появляются ни в одной из более ранних пирамид или гробниц вплоть до царствования фараона Унаса (2375-2345 гг. до н.э.), который возвел свою пирамиду в Саккаре. Они выполняли функцию сохранения и оберегания души государя в загробной жизни. В конечном счете, аналогичные надписи стали изображать и в гробницах многих царских подданных. Разнообразные сборники ритуальных текстов впоследствии произошли из "Текстов Пирамид": "Тексты Саркофагов", так называемая "Книга Мертвых", "Литания Ра" и "Книга Амдуат"; они повсеместно записывались на папирусах в эпоху Нового Царства вплоть до самого упадка египетской цивилизации.

Стихи создавались для того, чтобы восхвалять царскую власть. Так, например, в храме Амона-Ра в Карнаке фараон Тутмос III (1479-1425 гг. до н.э.) из XVIII-й Династии приказал возвести стелу в честь своих военных побед, в которой в поэтическом стиле боги всячески благословляли его и гарантировали победу над врагами. Древнеегипетские стихи были также обнаружены на деревянных письменных досточках, используемых школьниками. Кроме прославляемых царей, стихи также посвящались различным божествам и даже реке Нил.

Слепой арфист. Роспись в гробнице времен XVIII Династии, XV век до н.э.

Сохранившиеся со времен Древнего Царства гимны и песни состоят, в основном, из утренних поздравительных молитв, которые возносились богам-покровителям в храмах. В эль-Лахуне был обнаружен также целый цикл песен, посвященный фараону Сенусерту III (1878-1839 гг. до н.э.) из Среднего Царства. Эрман предполагает, что данные песни носили светский характер и предназначались для приветствования фараона в Мемфисе, а Симпсон считает их религиозными текстами, однако замечает, что между светскими и религиозными песнями различие не очень выраженное. Также на стеле времен Среднего Царства и на папирусе Харриса 500 из Нового Царства была обнаружена "Песня Харпера", которая носит яркий лирический характер и должна была исполняться во время ужина гостей на оффициальных банкетах.

Во время правления Эхнатона (1353-1336 гг. до н.э.) в гробницах Амарны, а также в гробнице царя Эйе из XVIII-й Династии, встречается "Великий Гимн Атону" - божественному солнечному диску, который почитался при фараоне-еретике. Симпсон находит сходство между формулировкой этой композиции и последовательностью стихов из "Книги Псалмов", в частности в Псалме 104.

Лишь один из поэтических гимнов сохранился написанным демотическим письмом, однако имеется целый ряд аналогичных примеров египетских гимнов из эпохи Позднего периода, которые изображены иероглифами на стенах храмов.

Ни одна песня о любви не сохранилась из более древних эпох египетской истории, чем Новое Царство. В основном, их начали записывать в Позднем периоде, однако можно предположить, что аналогичные тексты составлялись намного раньше. Эрман сравнивает египетские песни о любви с "Песней песен Соломоновых", ссылаясь на обозначения "сестра" и "брат" по отношению к любящим друг друга людей.

4.5. Частные и образцовые письма и послания

Иератический текст на остраконе из известняка, служивший в качестве задания для школьника в Древнем Египте и представляющий копию четырех писем от визиря Хау (который занимал свою должность во времена Рамсеса II).

Древнеегипетские образцовые (или сопроводительные) письма и послания сгруппированы в единый литературный жанр. Свернутый папирус с мокрой грязевой печатью использовался для пересылки дальних писем, в то время как остраконы часто использовались для передачи коротких неоффициальных писем, предназначенных для живущих поблизости получателей. Письма с оффициальной царской перепиской изначально писались иератическим шрифтом, а иногда, учитывая важность подобных посланий, изображались иероглифами на камне. Различные тексты, написанные школьниками на деревянных досточках также можно отнести к образцовым письмам. Некоторые частные письма школьников могут служить в качестве примера эпистолярных образцовых посланий, которые составлялись их учителями или родителями. однако эти письма редко включались в состав учебных рукописей; вместо них туда помещались, как правило, вымышленные тексты. Общая речевая формула, используемая в подобных посланиях, звучала как "Оффициальный А. обращается к писцу (т.е. ученику) Б.".

Древнейшие частные письма были обнаружены в заупокойном храме фараона Джедкара Исеси (2414-2375 гг. до н.э.) из V-й Династии. Другие подобные письма датируются VI-й Династией, когда личные послания начали превращаться в отдельный литературный поджанр. Образовательный сборник "Книга Кемит", относящийся к XI-й Династии, содержит список различных эпистолярных приветствий и заканчивается повествованием в форме письма, представляющего собой памятную биографию. Также со времени Среднего Царства были обнаружены и другие частные письма, похожие на "Книгу Кемит". Папирус Хеканахта, написанный знатным фермером из XI-й Династии представляет, собой самое длинное частное письмо за всю историю Древнего Египта.

В конце эпохи Среднего Царства наблюдается некоторая стандартизация эпистолярных формул, используемых для передачи ряда посланий, как, например, в депешах, отправленных в крепость Семна в Нубии во время правления Аменемхета III (1860-1814 гг. до н.э.). Подобные послания также составлялись на протяжении всех трех династий Нового Царства. В то же время, как первые обращения к умершим изветсны еще с эпохи Древнего Царства, написание специальных посланий к божествам в эпистолярной форме начало практиковаться только в период Нового Царства и стало очень популярным во время царствования персидских царей и Птолемеев.

Эпистолярное "Сатирическое письмо" из папируса Анастаси I было написано при XIX-й Династии и является образцом педагогического дидактического текста, который был скопирован учениками на многочисленных остраконах. Венте описывает универсальность этого послания, в котором содержится "... собственно приветствие со всеми пожеланиями для этой и последующей жизни, риторический состав, толкование смысла афоризмов в литературе, применение математики к инженерным задачам и расчету поставок для армии, географич Западной Азии". Кроме того, Венте называет его "полемическим трактатом", в котором речь идет об изучении различных терминов для обозначения мест, профессий и вещей; к примеру, не приемлемо просто знать географию и названия мест Западной Азии, но важно учитывать также ее топографию и возможные маршруты. Чтобы облегчить изучение материала, данный текст использует сарказм и иронию

4.6. Биографические и автобиографические тексты

Погребальная стела человека по имени Ба (который сидит и нюхает цветок лотоса, получая подношения); его сын Мес и жена Ини сидят рядом с ним. Личность делающего подношения не указана. XVIII Династия, Новое Царство

Кетрин Парки, почетный профессор английского языка и исследования женских проблем в Колумбийском университете Миссури, пишет, что самые ранние "памятные надписи" Древнего Египта датируются третьим тысячелетием до нашей эры. Она пишет:

"В Древнем Египте шаблонные описания жизни фараона восхваливали непрерывность династической власти. Несмотря на то, что они были написаны от первого лица, эти заявления являлись общественными и не имели никакого отношения к личным высказываниям царя"

Парки также добавляет, что как и в современных биографиях, целью подобных древних надписей являлось стремление человека к "... празднованию, памяти и увековечиванию своих жизненных импульсов в противовес смерти".

Профессор египтологии в Коллеж де Франс в Париже Оливье Перду в своих исследованиях говорит, что в Древнем Египте не существовало как такового биографического жанра, и что все обнаруженные памятные записи следует рассматривать как автобиографические. Напротив, Эдвард Л.Гринштейн, профессор Библии в Телль-Авивском и Бар-Иланском университетах, не согласен с таким предположением, заявляя, что в древнем мире люди не знали "автобиографии" в современном ее смысле, и это стоит иметь в виду, анализируя так называемые "автобиографические тексты" древнего мира. Однако, и Перду и Гринштейн сходятся в том, что автобиографии древнего Ближнего Востока не следует отождествлять с современной концепцией данного литературного жанра.

В своем анализе "Книги Эклессиаста" из еврейской Библии доцент религиоведения в Олбрайт-колледже (Пенсильвания, США) Дженнифер Кусед указывает на тот факт, что среди современных ученых нет твердого согласия относительно того, существовали ли истинные биографические и автобиографические тексты в древнем мире. Одним из основных научных аргументов против данной теории является то, что понятие индивидуальности не существовало как такового до эпохи Европейского Возрождения. По поводу этого Кусед пишет: "... Таким образом, автобиография является продуктом европейской цивилизации. Так как можно сказать, что Аврелий родил Руссо, который родил Генри Адамса, и так далее". Кусед также утверждает, что использование местоимения "Я" в древнеегипетских памятных заупокойных текстах не следует воспринимать буквально, так как предполагается, что их автор уже умер. И вместо автобиографических погребальные тексты следует рассматривать как просто биографические. К тому же исследовательница предупреждает, что термин "биография", применяемый к таким текстам, также является проблематичным, так как они, как правило, описывают впечатления уже умершего человека, который путешествует по загробной жизни.

Начиная с конца III-й Династии, на погребальных стелах должностных лиц рядом с их титулами добавляются небольшие биографические детали. И лишь во времена VI-й Династии сюда также начинают вписываться рассказы о жизни и карьере правительственных чиновников. Биографические записи в гробницах становятся более детальными в период Среднего Царства и начинают включать в себя информацию о семье умершего. Подавляющее количество обнаруженных автобиографических текстов той эпохи, как правило, относятся к придворным писцам и чиновникам, но во времена Нового Царства некоторые тексты были посвящены также офицерам и солдатам. В автобиографических записях Позднего периода можно проследить большое напряжение того времени и многочисленные обращения к божествам, чтобы преуспеть с их помощью в жизни. В то время как самые ранние автобиографии описывали исключительно достижения и празднования успешной жизни, подобные тексты позднего времени истории Древнего Египта часто включают сетования по поводу преждевременной смерти и в этом плане чем-то похожи на древнегреческие эпитафии.

4.7. Указы, хроники, списки царей и исторических событий

Хроники фараона Тутмоса III в Карнаке

Современные историки считают, что некоторые биографические или автобиографические тексты являются весьма важными историческими документами. Например, биографические стелы, уставноленные в молельнях гробниц военных полководцев, живших при Тутмосе III, преподносят большую часть информации и войнах того времени в Сирии и Палестине. Об этих кампаниях данные хранят и так называемые "Хроники Тутмоса III", высеченные на ряде архитектурных памятников, которые были построены в период его правления. Хроники Рамсеса II (1279-1213 гг. до н.э.) описывают битву при Кадеше против хеттских войск и являются первой эпической поэмой в древнеегипетской литературе, что отличается от всех более ранних поэзий, предназначавшихся, как правило, лишь для празднований.

Другими документами, которые полезны для исследования истории Египта, являются древние списки царей, представляющие собой сжатые версии хроник, такие как Палермский камень из V-й Династии. В подобных списках содержатся данные о всех законных правителях государства. Наряду со списками царей, царские указы предоставляют информацию о ситуации во время правления того или иного фараона. К примеру, нубийский фараон Пианхи (752-721 гг. до н.э.), основатель XXV-й Династии, воздвиг стелу, в которой на классическом позднеегипетском языке, используя необычные речевые обороты и яркие образы, написал о своих успешных военных кампаниях.

Египетский историк, ныне известный под своим греческим именем, как Манефон (III век до н.э.) стал первым человеком, который составил обширную историю Древнего Египта. Живший во времена правления Птолемея II (283-246 гг. до н.э.) и вдохновленный примером "Истории" Геродота (484-425 гг. до н.э.), Манефон написал свою "Историю Египта" на греческом языке. Однако основными источниками для своей работы он использовал различные хроники и списки царей, оставшиеся после предыдущих династий.

4.8. Граффити в гробницах и храмах

Художественное граффити, изображающее собаку на стене храма в Ком-Омбо. Династия Птолемеев

Фишер-Эльферт отмечает древнеегипетские граффити как отдельный литературный жанр. Во время Нового Царства писцы, побывавшие в местах расположения древних памятников, часто оставляли сообщения на стенах священных храмов и пирамид, как правило, прославляющие эти постройки. Некоторые ученые, однако, не считают, что оставившие подобные надписи люди являлись всегда писцами - вероятно, среди них были также простые паломники и древние туристы, которые посещали святые места, чтобы таким образом обратиться к богам. Существует доказательство в виде учебного остракона, обнаруженного в гробнице Сененмута (TT71), что шаблоны для подобных граффити составлялись в школах писцов. К примеру, в одном из граффити, оставленных на стенах в заупокойном храме Тутмоса III в Дейр-эль-Бахри, выводятся в виде молитвы измененные "Принципы Птаххотепа". Древние писцы, как правило, старались делать свои надписи на стенах так, чтобы их можно было отличить среди остальных подобных. Часто это приводило к тому, что одни граффити вписывались поверх других, таким образом искажая смысл более ранних посланий.

5. Наследие, письменный и устный перевод

После того, как копты приняли христианство в первые века нашей эры, их литература дистанцировалась от эпохи фараонов и эллинистических культурных традиций. Тем не менее, ученые предполагают, что древнеегипетская литература, возможно, в устной форме оказывала последующее влияние на греческую и арабскую литературу. Между тем, как египетские солдаты пробираются скрытыми в корзинах в город Яффу, чтобы его захватить, в "Истории о взятии Иоппии", и тем, как микенские греки вошли во внутрь стен Трои в троянском коне, можно провести явные параллели. "История о взятии Иоппии" также стала родительницей для истории об Али-Бабе из "Тысяча и одной ночи". Было высказано также предположение, что рассказы о Синдбаде-Мореходе были навеяны "Повестью о потерпевшем кораблекрушение". Некоторые памятники египетской литературы были прокомментированы учеными древнего мира. К примеру, римский историк Иосиф Флавий (37-100 гг. н.э.) в своих работах по истории часто ссылается на исторические тексты Манефона, сопровождая их подробными разъяснениями.

Трехъязычный Розеттский камень. Британский музей

Наиболее поздним иероглифическим текстом Древнего Египта считается надпись в храме на острове Филе, датируемая 394 годом н.э. во времена правления императора Феодосия I (379-395 гг. н.э.). В IV веке эллинизорованный египтянин Гораполлон предпринял попытку составить список почти двухсот древнеегипетских иероглифов с указанием значения каждого их них, однако его понимание их было ограничено, и он не знал о фонетическом использовании каждого из иероглифов. Эти списки считались утерянными вплоть до 1415 года, когда их приобрел итальянец Христофоро Бондельмонти на острове Андрос (Греция). Афанасий Кирхер (1601-1680 гг.) стал первым европейцем, который сумел понять, что коптское письмо являлось прямым лингвистическим потомком древнеегипетского языка. В своей книге "Эдипова Египтика" он предпринял первые попытки интерпретировать смысл египетских иероглифов, исходя из их символического отображения.

Однако дешифровка иероглифов не была возможной до 1799 года, когда во время наполеоновской экспедиции была обнаружена трехъязычная (в виде иероглифов, демотическим и греческим письмом) надпись на так называемом "Розеттском камне". Эта находка помогла современным ученым дать ключ к расшифровке текстов древнеегипетской литературы. Первый основополагающий шаг в этом направлении был сделан Жаном-Франсуа Шампольоном (1790-1832 гг.) в 1822 году. Стоит заметить, что самые ранние усилия по переводу египетских текстов в XIX веке были нацелены на то, чтобы подтвердить библейские события.

До 1970 года ученые были уверены в том, что древнеегипетская литература имела явное сходство с современными литературными жанрами, не учитывая при этом древний социально-политический порядок. Однако, с 1970 года все большее количество историков и литературных исследователей ставят под сомнение данную теорию. Современные ученые предостерегают ныне от ранее принятого подхода, в котором древнеегипетские литературные памятники рассматривались как достоверные источники, точно отражающие условия жизнедеятельности этого древнего общества. Сегодня при изучении отдельных литературных произведений учитываются не только их стиль и содержание, но также культурный, социальный и исторический контекст периода, когда они были написаны. Таким образом, индивидуальные работы могут быть использованы в качестве конкретных примеров для восстановления основных особенностей древнеегипетской литературной речи.

Источники
  • Сайт "Википедия - Свободная Энциклопедия"
  • Allen, James P. (2000), Middle Egyptian: An Introduction to the Language and Culture of Hieroglyphs, Cambridge: Cambridge University Press, ISBN 0-521-65312-6
  • Bard, Katherine A.; Shubert, Steven Blake (1999), Encyclopedia of the Archaeology of Ancient Egypt, New York and London: Routledge, ISBN 0-415-18589-0
  • Breasted, James Henry (1962), Ancient Records of Egypt: Vol. I, The First to the Seventeenth Dynasties, & Vol. II, the Eighteenth Dynasty, New York: Russell & Russell, ISBN 0-8462-0134-8
  • Brewer, Douglas J.; Teeter, Emily (1999), Egypt and the Egyptians, Cambridge: Cambridge University Press, ISBN 0-521-44518-3
  • Budge, E. A. Wallis (1972), The Dwellers on the Nile: Chapters on the Life, History, Religion, and Literature of the Ancient Egyptians, New York: Benjamin Blom
  • Erman, Adolf (2005), Ancient Egyptian Literature: A Collection of Poems, Narratives and Manuals of Instructions from the Third and Second Millennia BC, translated by Aylward M. Blackman, New York: Kegan Paul, ISBN 0-7103-0964-3
  • Fischer-Elfert, Hans-W. (2003), "Representations of the Past in the New Kingdom Literature", in Tait, John W., 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past, London: University College London, Institute of Archaeology, an imprint of Cavendish Publishing Limited, pp. 119–138, ISBN 1-84472-007-1
  • Forman, Werner; Quirke, Stephen (1996), Hieroglyphs and the Afterlife in Ancient Egypt, Norman: University of Oklahoma Press, ISBN 0-8061-2751-1
  • Foster, John Lawrence (2001), Ancient Egyptian Literature: An Anthology, Austin: University of Texas Press, ISBN 0-292-72527-2
  • Gardiner, Alan H. (1915), "The Nature and Development of the Egyptian Hieroglyphic Writing", The Journal of Egyptian Archaeology 2 (2): 61–75, doi:10.2307/3853896, JSTOR 3853896
  • Gozzoli, Roberto B. (2006), The Writings of History in Ancient Egypt during the First Millennium BC (ca. 1070–180 BC): Trends and Perspectives, London: Golden House Publications, ISBN 0-9550256-3-X
  • Greenstein, Edward L. (1995), "Autobiographies in Ancient Western Asia", Civilizations of the Ancient Near East, New York: Scribner, pp. 2421–2432
  • Koosed, Jennifer L. (2006), (Per)mutations of Qohelet: Reading the Body in the Book, New York and London: T & T Clark International (Continuum imprint), ISBN 0-567-02632-9
  • Lichtheim, Miriam (1980), Ancient Egyptian Literature: Volume III: The Late Period, Berkeley and Los Angeles: University of California Press, ISBN 0-520-04020-1
  • Lichtheim, Miriam (2006), Ancient Egyptian Literature: Volume II: The New Kingdom, with a new foreword by Hans-W. Fischer-Elfert, Berkeley and Los Angeles: University of California Press, ISBN 0-520-24843-0
  • Loprieno, Antonio (1996), "Defining Egyptian Literature: Ancient Texts and Modern Literary Theory", in Cooper, Jerrold S.; Schwartz, Glenn M., The Study of the Ancient Near East in the 21st Century, The William Foxwell Albright Centennial Conference, Winona Lake, Indiana: Eisenbrauns, pp. 209–250, ISBN 0-931464-96-X
  • Mokhtar, G. (1990), General History of Africa II: Ancient Civilizations of Africa (Abridged ed.), Berkeley: University of California Press, ISBN 92-3-102585-6
  • Morenz, Ludwid D. (2003), "Literature as a Construction of the Past in the Middle Kingdom", in Tait, John W., 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past, translated by Martin Worthington, London: University College London, Institute of Archaeology, an imprint of Cavendish Publishing Limited, pp. 101–118, ISBN 1-84472-007-1
  • Parke, Catherine Neal (2002), Biography: Writing Lives, New York and London: Routledge, ISBN 0-415-93892-9
  • Parkinson, R. B. (2002), Poetry and Culture in Middle Kingdom Egypt: A Dark Side to Perfection, London: Continuum, ISBN 0-8264-5637-5
  • Quirke, S. (2004), Egyptian Literature 1800 BC, questions and readings, London: Golden House Publications, ISBN 0-9547218-6-1
  • Perdu, Olivier (1995), "Ancient Egyptian Autobiographies", in Sasson, Jack, Civilizations of the Ancient Near East, New York: Scribner, pp. 2243–2254
  • Seters, John Van (1997), In Search of History: Historiography in the Ancient World and the Origins of Biblical History, New Haven: Yale University Press, ISBN 1-57506-013-2
  • Simpson, William Kelly (1972), Simpson, William Kelly, ed., The Literature of Ancient Egypt: An Anthology of Stories, Instructions, and Poetry, translations by R.O. Faulkner, Edward F. Wente, Jr., and William Kelly Simpson, New Haven and London: Yale University Press, ISBN 0-300-01482-1
  • Spalinger, Anthony (1990), "The Rhind Mathematical Papyrus as a Historical Document", Studien zur Altagyptischen Kultur 17: 295–337
  • Tait, John W. (2003), "Introduction—'...Since the Time of the Gods'", in Tait, John, 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past, London: University College London, Institute of Archaeology, an imprint of Cavendish Publishing Limited, pp. 1–14, ISBN 1-84472-007-1
  • Wente, Edward F. (1990), Meltzer, Edmund S., ed., Letters from Ancient Egypt, translated by Edward F. Wente, Atlanta: Scholars Press, Society of Biblical Literature, ISBN 1-55540-472-3
  • Wildung, Dietrich (2003), "Looking Back into the Future: The Middle Kingdom as a Bridge to the Past", in Tait, John, 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past, London: University College London, Institute of Archaeology, an imprint of Cavendish Publishing Limited, pp. 61–78, ISBN 1-84472-007-1
  • Wilkinson, Toby A. H. (2000), "What a King Is This: Narmer and the Concept of the Ruler", The Journal of Egyptian Archaeology 86: 23–32, doi:10.2307/3822303, JSTOR 3822303
  • Wilson, Penelope (2003), Sacred Signs: Hieroglyphs in Ancient Egypt, Oxford and New York: Oxford University Press, ISBN 0-19-280299-2
  • Wilson, Penelope (2004), Hieroglyphs: A Very Short Introduction, Oxford and New York: Oxford University Press, ISBN 0-19-280502-9
Опубликовано: 11 октября 2014
Обновлено: 06 июня 2015
Просмотров: 3967

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus