Пользовательский поиск
Войти Регистрация

Авторизация

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация нового пользователя

Поля, помеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердить пароль *
Email *
E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha

Зарегистируйтесь или войдите с помощью соц.сетей, чтобы получить расширенные возможности

Искусство Нового царства

Статья находится в рубриках
0
Колонны храма в Луксоре

Колонны храма в Луксоре

  начала Нового царства царские гробницы окончательно отделяются от заупокойных храмов. Усыпальницы стали устраиваться в ущельях и скалах. Они представляют собой тщательно скрытые тайники. Стены помещений расписаны сценами, относящимися главным образом к заупокойному культу.

Для утверждения своей божественной власти фараоны вновь ведут грандиозное строительство. Но вместо пирамиды увенчанием этого строительства становится храм, поэтому именно в монументальном храмовом строительстве наиболее полно и ярко сказался характер этого времени.

Во вновь расцветших Фивах храмы возвышаются на свободных площадях среди садов и рощ. Планы подавляющего большинства храмов первой половины Нового царства были прямоугольными и подчинялись единому правилу: все главные части его располагались по одной оси. Основными частями храма были открытый двор, окружённый колоннадой - перистиль, гипостильный зал, святилище и кладовые.

Египетский храм должен был являться как бы копией земли Египта. По голубому потолку, усеянному звёздами, изображались священные коршуны, на стенах был виден весь ритуал почитания божества в лице фараона, а роспись на полу напоминала воды Нила.

В период Нового царства складывается новый тип храмового сооружения: священная аллея процессий, уставленная с обеих сторон сфинксами, вела к пилонам - привраным башням храма; перед пилонами возвышалась пара обелисков, огромные статуи фараона и деревянные мачты с пёстрыми флагами. Помещения храма, расположенные по продольной оси чередовались в следующем порядке: вход в храм открывался в залитый солнцем большой внутренний двор, за которым следовал слабоосвещённый колонный зал - гипостиль, далее располагались внутренние комнаты или залы, завершавшиеся погруженным в темноту святилищем божества.

Папирусовидные колонны

Папирусовидные колонны

Фасады храмов имели вид пилонов (форма, возникшая в эпоху Среднего царства) - двух башен, прямоугольных в плане, по силуэту похожих на сильно вытянутую усечённую пирамиду. Пилоны и вход венчали карнизы характерной для египетской архитектуры мягко изогнутой формы - в виде выкружки и вабика. К наружной стороне пилонов прикрепляли высокие мачты с флагами, которые довершали парадное, торжественное их убранство. Фасад храма обычно был обращён к Нилу, с которым храм соединял "путь бога" - дорога, ограждаемая аллеями львов, овнов или сфинксов и украшенная около входа в храм высокими обелисками.

В Фивах на правом берегу Нила были возведены два колоссальных храмовых ансамбля, посвящённых богу Амону. В наши дни они известны по названиям двух современных арабских деревень - Карнак и Луксор.

В начале периода нового царства древний храм Ипет-сут ("Самое избранное из всех мест") в Карнаке из небльшого святилища превращается в общегосударственный культовый центр. Каждый фараон, едва взойдя на престол, приступал к расширению обители своего "божественного отца" Амона и стремился придать храмовым постройкам большее величие и блеск, чем его предшественник. Каждый новый правитель пристраивал к имеющимся храмам новые, украшая их статуями, а иногда переделывая и старые помещения, отчего на протяжении веков комплекс Карнака превратился в своеобразный каменный город с аллеями и плошадями, колоннами и храмами.

Так, в XVI веке до н.э. по приказу фараона Тутмоса I храм Амона-Ра украшают гигантскими обелисками и колоссальными статуями, изображающими царя в образе бога Осириса. Эту традицию продолжила его дочь - царица Хатшепсут. Из красного песчаника построили новое помещение для священной ладьи бога, отделанное изящными рельефами. Неподалёку от этого помещения были воздвигнуты два обелиска из красного асуанского гранита, высотой 30 м каждый. Эти гранитные колоссы были покрыты золотом и электрумом (самородное золото, содержащее около 25% серебра).

Преемник Хатшепсут фараон Тутмос III построил в Карнаке большой храм Ахменну - "Блистающий памятниками". Колонны этого храма имитируют тонкие расписанные столбы царского паланкина, под сенью которго совершался обряд Хеб-Сед - обновления жизненных сил царя. В центральной части храма Амона-Ра при Тутмосе III был возведён "Зал анналов", на стены которого были перенесены рассказы о военных подвигах царя в чужеземных странах. В северной части карнакского комплекса в память о своих победах в Азии Тутмос III возвёл особый храм, посвящённый так называемой мемфисской триаде - львиноголовой богине войны Сехмет, её супругу, "прекрасноликому" Пта - богу-создателю людей и Египта, и их "лотосоподобному" сыну Нефертуму - богу растительности.

Храм в Филе

Пилоны храма Амона-Ра в Филе

Аменхотепом III в карнакском комплексе был воздвигнут храм богини Мут, отождествлявшейся также с Сехмет. Более 700 гигантских статуй этой богини были установлены на берегах озера Ишеру, располагавшегося на территории комплекса Мут-Сехмет, чтобы "дочь солнца" отозвала от Египта свои болезнетворные стрелы, и в стране вновь установилась гармония. Аменхотеп III построил храм и сыну Мут и Амона - лунному Хонсу, укрепил берега священного озера на территории храма Амона-Ра, и водрузил рядом с ним гигантского каменного скарабея - воплощение бога Хепри - созидательного утреннего солнца.

При втором фараоне XIX династии Сети I иего сыне Рамзесе II в храме Амона-Ра был воздвигнут грандиозный зал с тесно поставленными колоннами - гипостильный зал, который насчитывает 144 колонны (священное число 12 в квадрате). Из них 12 колонн среднего прохода высотой 19,5 м с капителями в виде раскрытых цветков папируса. Более низкие колонны боковых проходов выполнены в виде нераспустившихся цветов этого растения. Стволы колонн были покрыты великолепными рельефами и отделаны листовым золотом. Лес колоссальных колонн, сгруппированных очень тесно, создавал острые и неожиданные пространственные эффекты и таинственный полумрак.

В Луксорском храме, тоже огромном, гармоничная ясность замысла скрашивает все "чрезмерности". Для него характерна исключительно чёткая планировка. Древний храм Ипет-Рес ("Южный покой"), ныне известный как Луксорский храм, был посвящён, как и Карнаксский, божественной фиванской триаде - Амону-Ра, его жене Мут и их сыну Хонсу. В вытянутый с севера на юг храм проходили через гипостильный зал с 32-мя колоннами, выполненными в форме связок папируса. Этот зал соединялся с большим перистилем - открытым двором, обнесённым портиками, колонны которого повторяли форму колонн гипостильного зала. (Папирус - геральдическое растение Нижнего Египта). В глубине гипостильного зала располагался вход в святилище храма, в который проникали всё же не сразу, а лишь пройдя несколько небольших культовых помещений.

Капители колонн

Лотосо- и папирусовидные капители колонн храмов Луксора и Карнака. Реконструкция.

К северной части перистильного двора примыкала центральная, или процессионная колоннада Аменхотепа III: 14 окаменевших "стеблей" папируса, увенчанных распустившимися цветами-капителями. На сохранившихся стенах колоннады сохранились рельефы, рассказывающие о великом празднике Амона-Ра: центральное место здесь занимают священные ладьи богов Амона, Мут и Хонсу. Их сопровождают жрецы, музыканты и танцовщицы, процессии священных животных и, наконец, сам фараон. Новый величественный храм получил название Ипет-рес-Амон ("Южный покой Амона").

В царствование Рамзеса II перед храмом был выстроен новый пилон с большим перистильным двором с 74-мя колоннами, между которыми стояли гигантские статуи фараона. одна из них, изображающая Рамзеса II, сидящем на престоле, называлась "Солнце властителей стран иноземных". У ног владыки стоит миниатюрная, но при этом полная грации и величия фигура Нефертари, любимой жены фараона. Перед пилоном стояли шесть колоссов Рамзеса II: две средние статуи были выполнены из чёрного гранита и представляли фараона сидящим, четыре остальные были из розового гранита и представляли Рамзеса стоящим. ВЫсота каждой статуи около 20 м. Композицию завершали два огромных гранитный обелиска. Стены и колонны покрыты рельефами, посвящёнными богам и прославлению победоносных войн Рамзеса II. На стене храма записана и поэма, воспевающая отвагу Рамзеса в битве с хеттами. Тут же изображена и сама битва: фараон, мчащийся на колеснице, бегущие хетты, вереницы воинов.

От могучего пилона Луксорского храма Амона-Ра к Карнакскому вела аллея сфинксов. Первоначально они были с головой барана - священного животного бога Амона, и телом льва. Во времена XX династии они были заменены сфинксами с человеческими головами. Эта аллея вскоре разделиласьна две: правая вела к храму Мут, а левая - к храму Хонсу. Луксорский храм таким образом оказывался включённым в Карнакский комплекс.

В архитектурный фон храмов органично включались крупные статуи под открытым небом - во дворах, перед пилонами, по краям парадных дорог. Они были как бы смысловым компонентом в культовых сооружениях. В их строгой конструктивности ясно проявились наиболее каноничные исполнения, восходящие ещё к эпохе Древнего царства. Однако и в них уже заметно стремление художников передать физиономически конкретные портретные черты. Теперь иератическая оцепенелость статуй старого времени остаётся только в позе, чтобы передать специфический облик правителя, сам же образ одухотворён.

Скульпторы стали особо вниматель относиться к деталям и точно передавать тонкости и характерные признаки нового костюма, покрывая поверхность статуй множеством струящихся линий, бороздок, передающих гофрированные складки одежд из тонких льняных тканей и мелкозавитые локоны пышных париков, модных в эпоху Нового царства. Через костюм теперь проступают формы тела. В результате образовывалась живописная градация объёмных планов и разнообразная игра света и тени, что ещё больше подчёркивала многоцветная раскраска статуй.

Аллея сфинксов

Аллея сфинксов

Однако наиболее свободно особенности этого стиля смогли развиться в мелкой пластике. Здесь наиболее ярко проявилось то, чему не было места в предшествующем искусстве Египта: вместо замкнутости - движение, дробность складок, игра светотени, вместо графичности - живописность, вместо кубичности и угловатости - мягкость, округлённость, вместо суровости - женственная певучесть линий.

В настенных рельефах наряду с композициями, в которых прославлялись победы царей и совершаемые царём ритуальные обряды, появились композиции, рассказывающие о родословной фараонов, о происхождении их от богов, а также о связях Египта с другими странами. Так, в храме царицы Хатшепсут рельефы повествуют о путешествии в страну Пунт, об иноземных послах, о ладьях, пускающихся в путь.

Отход от древних традиций проявился также в частных гробницах. Эта живопись отразила самые разнообразные стороны жизни вельмож. В них ощущается, что мастера Нового царства вступили на путь поисков более смелого и сложного изображения окружающего мира. Мягки и утончённы стали прорисовки фигур. Взметнувшиеся и согнутые руки, запрокинутые головы, ряды локонов и складки одежды плакальщиц из гробницы визиря Рамзеса нарушают неподвижную симметрию традиционных композиций. Пышные причёски, одеяния, роскошь быта выдают отношение к орнаменту, к линии, к игре света и тени, чему не было места в предшествующем искусстве.

Концентрация огромных богатств в руках жрецов и высшей потомственной знати необычайно усилило их, особенно к концу правления XVIII династии. С целью ослабить эту власть, противостоящую значению самого царя, в конце 15 - начале 16 в. до н. э. фараон Аменхотеп IV провёл социальную и религиозную реформу, небывалую в истории Египта по своей смелости. Для того, чтобы уничтожить саму основу идеологической власти жрецов, Аменхотеп IV объявил всех богов Египта ложными, закрыл все их храмы, а новым божеством провозгласил вместо солнечного божества Амона-Ра сам солнечный диск Атон, культ которого существовал в Египте с древнейших времён, но широкого распространения не получил. Изображать единственное божество было предписано в виде солнечного диска с лучами, оканчивающимися человеческими ладонями.

Аменхотеп III сменил своё имя, означавше "Амон доволен", на Эхнатон - "угодный Атону", имя жены Нефертити ("Красавица грядёт") - на Нефер-Нефру-Атон - "Прекрасная красотою Атона", покинул Фивы и переехал в специально построенный в незаселённой долине, где ранее не существовал какой-либо культ, город Ахетатон - "небосклон Атона". В наши дни возле руин Ахетатона находится арабское селение Эль-Амарна, по его наименованию время правления Аменхотепа IV-Эхнатона и искусство этих лет часто называют амарнским.

Рельеф Эхнатона

Эхнатон, Нефертити и их дочери под покровительством Атона

Искусство этого периода не порывало со старыми традициями, но творчески их переосмысливало. Оно знаменует собой высший подъём в реалистических исканиях Нового царства. В храмах новой столицы не было помещений недоступных непосвящённым; всякий мог присутствовать на всех стадиях богослужения. Атон светит одинаково и добрым и злым, египтянам и чужеземцам, людям, животным, растениям. В росписях дворцов и вилл летящие птицы, изгибающиеся веточки растений, листья, цветы создают подвижный органический мир природы, сродни творениям критских живописцев и гончаров.

В храмах Ахетатона уже не было многоколонных залов, гипостили были заменены просторными дворами с многочисленными жертвенниками, так как поклоняться надо было одному солнцу, сиявшему на небе. Ахетатон был построен по единому плану за пять лет и просуществовал всего лишь около четверти века. Его центральная часть была чётко организована, улицы пересекались под прямым углом. в центре города стоял дворец фараона о дворцовое святилище, главный храм Атона со складами и жилижами жрецов, административные здания, казармы, а также усадьбы вельмож с хозяйственными пристройками, дворами и садами. Ближе к окраинам располагались дома ремесленников и хижины бедняков.

Дворцы фараона и знати были окружены парками и живописно расположенными прудами, где было множество водоплавающих птиц. Главный дворец фараона представлял собой комплекс из двух частей: парадной и интимной с садами, дворцовым святилищем и служебными помещениями. Обе части соединялись висячим крытым переходом, переброшенным через подходившую к ко дворцу дорогу. В парадной части главным был Широкий зал Атона с многочисленными статуями царя. До нас дошли единственные в своём роде росписи полов из дворца, которые передавали излюбленные в то время изображения бассейнов с лотосами, рыбами, порхающими в зарослях папируса утками и резвящимися телятами.

В рельефах и росписях дворцов и гробниц Ахетатона появилось множество новых сюжетов и бытовых деталей, не встречавшихся ранее, связанных главным образом с воспеванием любви, согласия, душевной близости между фараоном и царицей и их детьми. В искусств еформируется новый образ человека: в изображениях царя, Нефертити и и приближённых подчёркиваются главным образом милосердие и благость, мягкая красота и открытость души эмоциям и чувствам.

Однако в изображениях сохраняются канонические черты, такие как сочетание профиля лица с глазом в фас, условная развёрнутость фигур на плоскости, декоративная уплощённая трактовка объёмов, а также разномасштабность фигур в одной композиции. Как и раньше, сюжеты располагаются в логической последовательности, специальным линейным обрамлением выделяют большие композиции, занимающие целые стены.

Бюст Нефертити

Бюст жены Эхнатона царицы Нефертити

При сохранении основных канонических приёмов стиль рельефов Ахетатона говорит о желании сломать изнутри неподвижность традиции. Чёткий контур традиционного рельефа ломается, дробится, обрисовывая выступающий профиль, длинную шею, странный абрис фигуры, тонкие ноги. Внутреннее движение находит выражение в деформации и нарочитом движении линий.

Реализм амарнского искусствас особой силой проявился в круглой скульптуре создававшейся талантливыми скульпторами фиванских мастерских, воспитанными в многовековых традициях фиванского искусства, которое ярко расцвело ещё до амарнского периода - в течение правления всей XVIII династии.

Лучшие произведения амарнского периода отличаются человечностью и проникновенностью, овеяны подлинным дыханием жизни. Изменился и материал скульптуры: твёрдые и холодные породы камней сменились мягким пористым известняком, из которого выполнены знаменитые портреты Нефертити и Эхнатона.

Стиль прикладного искусства в краткий период правления Эхнатона и его первых двух преемников отличается образной пластичностью и очень большой декоративностью.

Вскоре после смерти Эхнатона при Тутанхамоне наступила реакция. Старая знать и жречество, пойдя на соглашение с новой служилой знатью, полностью восстановили прежние верования и ритуалы. Юный Тутанхамон под влиянием жрецов вернул столицу в Фивы. Последующие правители старательно уничтожали всё то, что говорило о дарующем жизнь солнечном диске и его пророке. При четвёртом преемнике Эхнатона, фараоне Харемхебе почти обезлюдевший Ахетатон был "разметан", его постарались стереть с лица земли, чтобы уничтожить и саму память о правлении царя-еретика из Ахетатона.

В XIV - XI вв. до н. э. искусство было призвано подавлять, поражать своей грандиозностью, славить мощь великой египетской державы. Своей грандиозностью поражают храмы Рамзеса II (так называемый Рамессей) и два храма в Абу-Симбеле, в Нубии, близ вторых нильских порогов.

На западном берегу Нила - напротив Фив - Рамзес II, следуя традиции своих предшественников возвёл храмовый ансамбль, известный в настоящее время как Рамессеум. В нём впервые в египетской архитектуре соединены в одном комплексе дворец (вероятно, местопребывание фараона во время церемониала Хеб-Сед) и храм с рядом дворов, колонных залов, святилищем и кладовыми. Фасад дворца был выполнен в виде портика с двойной колоннадой, его украшали величественные статуи фараона в образе Осириса. Колоннады оформляли и декорировали несколько дворов.

Золотой трон Тутанхамона

Золотой трон Тутанхамона

В ознаменование своей победы над хеттами Рамзес II построил скальный храм в Абу-Симбеле, в Нубии. Плоскостям фасадов придана трапециевидная форма пилонов. На их фоне из того же скального массива изваяны четыре гигантские статуи. Фараону покровительствовали три божества - Амон, Ра и Пта, поэтому он повелел изобразить их, а заодно и себя в фасадных 20-метровых изваяниях, придав ликам богов собственный образ. Взгляд изваяний устремлён на восток, навстречу солнцу, фигуры изображены в клафте со сдвоеной короной и уреем - священной коброй. У ног фараона - небольшие скульптуры, члены его многочисленной семьи: жены Нефертари, матери и нескольких детей.

Сам храм представляет собой четыре последовательно уменьшающихся прямоугольных зала с боковыми подсобными помещениями. В первый зал допускали всех, во второй - знать и жречество, в третий зал могли входить только жреца, а в последний Малый зал мог входить только фараон с наиболее приближёнными людьми. Храм был построен так, что дважды в году, в 6 часов утра солнце проникает через входной портал и освещает тоннель длиной 65 метров, ведущий к культовой нише Малого зала. Луч не касается статуи бога Пта, на статуях Амона и Ра задерживается 6 минут, на статуе Рамзеса II - 12 минут.

Рядом с Большим храмом находится Малый храм, посвящённый богине Хатор и жене фараона царице Нефертари. В нишах фасада этого храма находятся шесть фигур Рамзеса II и Нефертари высотой 10 м. Храмы в Абу-Симеле и Рамессеум утверждают идею беспредельной мощи и богоравности фараона. Наследники Рамзеса II, ориентируясь на его модель правления, продолжали политику возведения величественных храмов и прославления своей власти.

Во многих памятниках этого периода заметно намеренное обращение к традициям Древнего царства, вызванное тем, что подавляющая тяжесть форм, массивность, подчёркнутая физическая мощь фигур способствовали монументализации изображения. Обращение к древним традициям в этих статуях проявилась в обобщённости, монументализации всех объёмов, и в передаче во всех лицах самых основных, типичнейших портретных признаков. Все статуи, образно дополняя храмы и дворцы, в конструктивном отношении являются их неотъемлемой частью. Очень торжественно выглядели эти статуи на фоне пилонов, столбов и между колоннами. Наделённые сверхчеловеческой мощью и спокойствием, эти монументы придают ещё более величавое звучание самой грандиозной архитектуре.

Плакальщицы

Плакальщицы

Однако стремление к помпезности было не единственной чертой в искусстве второй половины Нового царства. Сильны были традиции, уходящие корнями в амарнское искусство. Даже в наиболее традиционно трактованных храмовых рельефах присутствуют черты искусства Амарнского периода: плавность утончённо-изящных силуэтов, мягкая декоративная проработка объёмов. Печать амарнского искусства обнаруживается, например, в изображении акробатки или в рельефе с плакальщицами из Мемфиса, где в эпоху XIX династии процветала школа рельефа, сохранявшая приверженность амарнским традициям.

Особенно долго традиции XVIII династии сохранялись в рельефах и росписях гробниц фиванской знати. Они очень естествены, повествовательны и живописны по приёмам изображения. Постепенно в прикладном искусстве усиливается изысканная декоративность изображений, отличающихся блестящим техническим исполнением, но в образном отношении академически холодных.

У египтян была особая любовь к природе, и особенно к цветам. В период Нового царства этот интерес к природе ещё более возрос, и в росписях домов богатых египтян стали воспроизводиться целые ландшафты. На стенах изображали висящие гирлянды цветов, цветущие деревья и кусты, потолки расписывали в цвет неба голубой краской с летящими утками, голубями и ястребами, а на полах воспроизводили пруды с цветущими лотосами, причём имитировали даже сверкающую на солнце лёгкую рябь поверхности воды.

Мелкая пластика и художественное реммесло, отличавшиеся очень высоким мастерством исполнения, следовали традициям большого искусства. Таковы статуэтки жреца Аменхотепа и жрица Раннаи (хранятся в ГМИ им. А.С. Пушкина), резные косметические ложечки в форме обнажённых девушек, фигурные сосуды для притираний, бытовые принадлежности египетской знати (мебель, украшения). Мелкие предметы домашнего обихода украшались изысканной резьбой. В изготовлении этих предметов художник находил особенно широкое поле для фантазии, не сдерживаемой канонами. Раб, несущий кувшин, женщина, собирающая в болоте папирусы, купальщица с пойманной уткой - вот некоторые мотивы, которыми украшались ручки ложек.

Ручки бронзовых зеркал украшены или головою божеств: Хатор - богини любви, Ахаутия - покровителя женщин, его брата Беса - патрона румян и декоративной косметики вообще, или же просто женской нагой фигурой, цветком папируса или лотоса. Превосходно отполированный диск этих ручных зеркал из бронзы отражал в себе смуглые лица египтянок не хуже наших стеклянных зеркал. На всех предметах этого времени лежит печать декоративности, характерной как для "большого" искусства, так и для малой пластики.

Опубликовано: 22 ноября 2012
Обновлено: 28 мая 2015
Просмотров: 1739

Алфавитный указатель

Присоединяйтесь к нам...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору сайта

 Orphus